Насилие над детьми: разбираемся в терминах

В последнее время в интернет-сообществе регулярно поднимается тема насилия: флешмоб «янебоюсьсказать» и «metoo», скандалы с 57 школой и Лигой Школ, обвинение Вайнштейна и череда откровений женщин, пострадавших от злоупотребления мужчинами властью в сексуальных интересах. Это одновременно страшно и очень хорошо, потому что ситуация, когда «жопа есть, а слова нет», никогда до добра не доводила. Самое удивительное и показательное в этой истории – иностранные слова, обозначающие обсуждаемые явления, большинство из которых не имеют русскоязычных аналогов. Ведь говорить об этом больно, стыдно, страшно. Я предлагаю всё же нам, родителям, начать это делать – сначала между собой, а потом и с нашими детьми, которых мы хотим оградить от насилия. Пойдём по алфавиту?

А — абьюз

В переводе с английского «abuse» – злоупотребление, оскорбление, плохое обращение. Это широкий термин, обозначающий насилие разного характера: абьюз может быть как эмоциональный, так и физический, в том числе и сексуальный. Причём эмоциональный абьюз распознать довольно сложно. Потому что со своими психологическими границами даже мы, взрослые, знакомы куда хуже чем с физическими. Эмоциональный абьюз может быть жёстким и грубым: запугивание, шантаж, оскорбления с использованием доминирующего положения (например, роли учителя или родителя в случае с ребёнком).

Он также может быть очень тонким и изощрённым, ювелирно точно снижая самооценку, ограничивая социальные контакты жертвы, с опорой на уже простроенные доверительные отношения: «Ты же знаешь, как я тебя люблю, именно поэтому я говорю тебе правду – у тебя ужасный характер, ты никому по-настоящему не нужен».

Чем лучше ребёнок знаком со своими чувствами и потребностями, личными границами и правами, тем сложнее затянуть его в этот омут. Если его с детства приучали к мысли о том, что взрослых надо уважать и слушаться только потому, что они взрослые, что отказ от контакта (телесного – объятия, поцелуй, – или эмоционального – улыбнуться, ответить на вопросы) это проявления невоспитанности, распознать злоупотребление в свой адрес ему будет крайне трудно. Ведь абьюзеры и совратители – это очень редко мерзкие типы с засаленными волосами и скабрезными шуточками, выскакивающие по ночам из подворотен. Статистика говорит о том, что в большинстве случаев это «славные малые» – любимые учителя и друзья семьи, а также, к сожалению, и сами члены семьи ребёнка-жертвы.

В — виктимблейминг

Виктимблейминг – дословно «обвинение жертвы», возложение на неё части или полной ответственности за произошедшее. Обычно этим занимаются не только абьюзеры, но и общество в целом. В чём легко убедиться, почитав комментарии к постам участников нашумевших флешмобов. Сама надела короткую юбку, сама пошла ночью гулять по пустынной улице, сама этого хотела, сама не сказала «нет». Но даже если смотреть на всё с той точки зрения, что каждый неизбежно несёт ответственность за события, в которых участвует, в здоровом обществе ни короткая юбка, ни замирание в ответ на приставания не могут заменить активного согласия на сексуальный контакт. Подобно тому как одевание в свадебный наряд и робкое молчание в ответ на фразу «Согласны ли вы выйти замуж за….?» не может заменить четкого и ясного «Согласна».

Что касается детей, здесь ситуация ещё сложнее, ведь до определённого возраста даже активное согласие и инициатива ребёнка не даёт взрослому права вступать с ним в сексуальные отношения. Потому что ребёнок как минимум может не понимать, на что он идёт и какую потребность таким образом удовлетворяет. Взрослый тоже может этого не понимать, но это отдельная история.

Виктимблейминг – это очень болезненная, а потому эффективная практика, вынуждающая жертву замолчать, захлебываясь чувствами стыда и вины. Ребёнка же и вовсе не надо публично и громогласно обвинять, чтобы случившееся с ним никогда не стало известно другим. Чем меньше в жизни ребёнка звучит идея «ты сам виноват, если бы ты не сделал этого/не был таким….то ничего бы не произошло», тем меньше шансов, что он попадется на крючок. И не только сексуального абьюза. Накричал учитель? Да, конечно, стоило сделать домашнее задание, это твоя ответственность, но его отсутствие не дает никому права тебя унижать – чужой крик, это его вина, а не твоя.

Г — газлайтинг

Газлайтинг – термин, возникший от названия фильма «GASLIGHT». Обозначает насилие, в котором подвергается сомнению собственное восприятие реальности жертвой. «Я тебя не унижаю», «Разве же это называется “бить”?», «Ты всё выдумываешь, такого никогда не было». Особый соблазн воспользоваться приёмами газлайтинга в адрес ребёнка, как крайне уязвимого и бесправного члена общества. Ведь дети, они такие фантазеры, правда? Чего только не выдумают. Отчасти так и есть, иногда дети действительно могут фантазировать и лгать о насилии в их адрес, и это очень скользкое место. Может, и не нужно безоговорочно верить рассказам ребёнка, но совершенно точно не стоит отмахиваться даже от самых безумных (про славного малого и друга семьи помним?). В любом случае бережное и чуткое отношение к рассказам ребёнок даёт больше шансов, что он придёт и расскажет то, о чём трудно говорить. Ну и за своими импульсами стоит следить внимательно, ведь иногда так хочется сказать: «Я тебя не бил, просто случайно рука сорвалась», чтобы не мучиться чувством вины за импульсивное проявление агрессии.

Х — харассмент

Слово «harassment» чаще всего переводится как домогательство. По сути, это любое поведение, нарушающее неприкосновенность частной жизни, причиняющее вред или неудобство, будь то оскорбления или угрозы, грубые шутки и замечания, нежелательные звонки, прикосновения, поцелуи. Чаще всего харассмент происходит с использованием доминирующего положения над жертвой – служебного или любого другого преимущества в иерархии. Очевидно, что довольно много людей находятся выше ребёнка в социальной иерархии: родители, учителя, старшие ученики и даже старшие братья и сестры.

Чтобы ребёнок мог противостоять харрасменту, он должен уметь замечать, когда что-то во взаимодействии ему не подходит. А это значит, он должен быть знаком с собственными чувствами, со стыдом, страхом, смущением, и осознавать их важность. Следующий шаг после распознания своих чувств – умение ставить границы, вежливо, резко или, если всё это не работает, иметь возможность обратиться к значимому взрослому. То есть быть уверенным в том, что получит поддержку, включая признание важности вышеупомянутых чувств, и защиту.

Ч — чайлд груминг

Последнее в сегодняшнем словаре выражение практически невозможно встретить в рунете, в то время как само явление распространено у нас ничуть не меньше, чем там, где для этого есть подходящее название. Child grooming – намеренные действия совратителя, формирующие доверительные отношения с ребёнком-жертвой для дальнейшего сексуального контакта. Это тот самый этап взаимодействия абьюзера и его жертвы, который мы часто упускаем в своих фантазиях, воображая мерзкого злодея в подворотне. И тот фундамент, который позволяет ситуации оставаться в тени. На него опирается злоумышленник, внушая ребёнку различные идеи – что происходящее нормально, что это ребёнок плохой и сам во всём виноват. Чайлд груминг – тонкая работа по размыванию границ между добром и злом, ведь в самом доверительном общении нет ничего плохого, плохое кроется в намерениях и последствиях.

На этом словарь иностранных слов по теме насилия не исчерпывает себя. Есть ещё такие словосочетания, как Child sex ring – система, в которой действия сексуального характера осуществляются не с одним, а с несколькими детьми параллельно. И да, несмотря на отсутствие этого понятия в русском языке это, увы, и наша реальность тоже.

Есть имя и у такого явления, как lowering the inhibitions of children сокращение дистанции между жертвой и совратителем. Что это может быть? Например, демонстрация детям материалов непристойного содержания. Мол, я-то, в отличие от других взрослых, понимаю, что вы уже не маленькие и вам можно смотреть взрослые сцены в кино. Совместное употребление табачной и алкогольной продукции, одновременное позиционирование себя как равного детям и непохожего на остальных взрослых.

Погружение в тему может открыть нам различия между situational molester и preferential molester – совратителями, действия и намерения которых ситуативны или системны, базирующиеся на фиксированных предпочтениях. А ещё понимание того, что не всякий child molester (совратитель несовершеннолетних) педофил. Как, впрочем, и не всякий педофил совратитель. Не в том смысле, что можно совершать сексуальные действия с детьми, не совращая их, а в том, что будучи педофилом можно их не совершать.

Стоит ли погружаться в эту тему и насколько глубоко? Решать вам. По крайней мере, предстоящий саммит определенно заслуживает вашего внимания.