Иерархия в семье и в образовании

Иерархия — порядок подчинённости низших звеньев к высшим, организация их в структуру типа дерево; принцип управления в централизованных структурах.
Википедия

Что такое иерархия

Мы водили детей по лесам в Натуральной и Лесной школах, мы собирали детей разного возраста и делали с ними разные интересные дела, мы жили нашей семьёй и от года к году менялись. Жена-психолог консультировала родителей, супружеские пары и детей, обогащая свои знания отношений практикой. Мы переживали кризисы отношений, отказывались от неработающих принципов, искали новые решения, мы притирались, протирались, плакали и смеялись, ссорились и мирились. И в результате родилась эта статья об иерархии.

Мы берём простое, расхожее понимание этого слова. «Делай то, что я говорю, потому что я старший и не спорь со мной», – вот иерархия в одной фразе. Иерархия — это изначально главенство и доминирование одного над многими и подчинение-послушание многих одному. Включение в эту тему заботы, уважения и принятия размывает понятие иерархии.

О ней написано немного. Макс Вебер пишет про типы господства и, соответственно, подчинения. И выделяет три типа легитимного господства: легальное, основанное на вере в законность и законы, традиционное, построенное на традициях и обычаях, и харизматическое — на силе личности. Нам это вряд ли поможет, но для полноты картины и в качестве материала для размышления вполне сойдёт. В контексте образования про иерархию можно прочитать в книге «Школа-парк» Милослава Балабана, а в контексте семьи — в книге Ланди Банкрофта «Зачем он это делает», хотя, на первый взгляд, кажется, что она про другое.

Правила, инструкции, приказы

Иерархия по своей сути строится на трансляции и убеждении-внушении. Глава не нуждается в обратной связи, он указывает, приказывает и наказывает, он транслирует свою волю, а подчинённые должны слушаться. По-хорошему, глава должен обладать некоторой харизмой, чтобы люди без внутреннего желания и побуждения решили бы присоединиться к его видению и добровольно бы сделали то, что ему нужно. Если харизмы нет, то нужно глубокое понимание подчинёнными целесообразности требований «вождя» или слепое подчинение в соответствии с традициями.

Иерархия соседствует с регламентом-правилом и инструкцией-рецептом. Во всех трёх случаях есть некоторое отчуждение собственной воли, полагание на чужое знание, волю, нормы, правила. Так, если мы хотим приготовить вкусное блюдо, мы следуем «указаниям» рецепта, а если мы входим в какое-то пространство, мы, по умолчанию, подчиняемся правилам, действующими там, например, правилам дорожного движения. В этих случаях мы подчиняемся или следуем написанному или подразумеваемому тексту.

Искание духовного центра приведет неминуемо к Иерархии. Человечество утеряло нужную формулу спасения. Потому спасительный якорь есть фокус Иерархии
Агни Йога. «Иерархия»

В случае иерархии мы следуем написанным или произносимым указаниям человека, т.е. тоже тексту. В принципе, идеально следовать чужим правилам без размышлений, без сопротивления, без осознания своей воли и своих желаний, поскольку «своё» предполагает своё представление о красивом, вкусном, о мире. Идеальные подчинённые – это виртуозные роботы, действующие в соответствии с программой. И современный мир старается ими заменить людей там, где это возможно. Там же, где есть люди, всё не так однозначно.

Разберём пару примеров, связанных с общественным транспортом. Можем ли мы назвать иерархией следование указаниям стюардессы в самолёте? Вроде нет. А вот когда сосед отказывается, несмотря на постоянные просьбы стюардессы, отключать телефон? Здесь уже начинается игра в иерархию. Или мы едем в маршрутке и просим выключить водителя громко работающее радио Шансон или Юмор-ФМ, а в ответ водитель огрызается и бахвалится тем, что он здесь хозяин и в своём праве.

Что это? Он считает себя хозяином в маршрутке, реально живёт там как господин, а мы просто едем в общественном транспорте, который работает для нас, пассажиров, а не для того, чтоб тешить амбиции водителя. В этом случае мы можем позвонить в транспортную компанию, и завтра безо всякой иерархии его просто уволят, не потому что начальник так решил или мы надавили на начальника звонком, просто поведение работника не отвечает требованиям рынка.

На этих примерах заметно, что мы одновременно можем подчиняться на работе, особенно если работаем в силовых структурах, быть клиентами, требования которых выполняются и участниками сообществ, в которых договариваются. Одновременно рядом друг с другом сосуществуют несколько миров. Кто-то живёт в мире доминирования-подчинения, а кто-то в мире норм, правил, обмена, где нормой в том числе может быть подчинение старшим по жизни. Кто-то способен переходить из одного мира в другой, из одной игры в другую, оставаясь самим собой, а кто-то везде играет одну и ту же мелодию, только с разных сторон.

Жить в мире иерархии или живого взаимодействия — это личностный выбор. Если мы выбираем доминирование-подчинение, то своеволие ребёнка, т.е. проявление его собственной воли, не совпадающее с нашими ожиданиями или намерениями, будет нами ощущаться как бунт, который необходимо подавлять. Это буквально физическое ощущение — желание переломить, переделать, заставить, проучить-научить. И оно будет возникать регулярно. И проявляться в форме применения физической силы или психологического насилия, иногда весьма тонкого. Маме иногда достаточно мотнуть головой, нахмурить брови, и ребёнок сразу зажмётся.

dreamstimemedium_23141454

Если же мы выбираем живое взаимодействие, принимая свободу ребёнка быть самим собой, желать или не желать чего-то, двигаться так или иначе, то мы попадаем в мир гибких, подвижных связей и взаимодействий. Где необходимо приспосабливаться, учитывать другого, уважать и понимать, находить общий язык, общее движение, мотивы. А для этого нужно время. Время слушать, слышать, видеть, договариваться, делать паузы. И в первую очередь время слушать свой собственный внутренний голос. Голос, всегда говорящий, хотя бы очень тихо через чувства и ощущения – что стоит делать сейчас.

Родитель и ребёнок. Чрезвычайные ситуации

В детско-родительских отношениях иерархия естественным образом возникает сама по себе, безо всякого принуждения. Там, где она уместна. Дети естественным образом следуют за родителем, как бы повинуясь его движению. Вот, к примеру, у нас недавно состоялась прогулка – поход нескольких семей по лесу. Пока родители стояли, разговаривая в кругу, дети играли неподалёку у ручья. Но как только родители решили двинуться, предварительно поинтересовавшись, скорее символически, у детей, не хотели бы они пойти дальше, и пошли вперёд, все дети побежали за ними. Дети следуют за взрослым всегда (за исключением приёмных детей), потому что их жизнь и безопасность зависят от взрослых. Дети следуют, если их уважать и не принуждать. Особенно дети следуют в новой среде, не только за родителем, но и за тренером, вожатым, преподавателем, которому перепоручил ребёнка родитель.

Образовалась ли в группе иерархия? Как ее можно увидеть? В какой-то момент каждый крысовод задается этими вопросами…
Сайт и форум любителей декоративных крыс

Как-то раз в летнем лагере большая компания детей и взрослых собиралась с открытой площадки на лугу на ночную стоянку в лес. Было сумеречно, но ещё видны и кусты, и деревья, и цветы. А двое братьев четырёх и семи лет решили задержаться на площадке и поиграть. Компания пошла в лес, и буквально через 5-7 минут все услышали крики издалека: «Подождите! Подождите! Мы с вами! Нам страшно одним! Там темно». Справедливости ради нужно сказать, что они честно выдержали это время, попробовали своё самочувствие, знали путь до ночной стоянки, но этот путь проходили вместе со взрослыми всё время или же одни, но в светлое время дня. А в сумерках весь окружающий мир стал незнакомым, чужим и это подстегнуло их желание быть рядом со взрослыми.

Разберём другую ситуацию. Ребёнок не хочет уходить с детской площадки, громко протестуя. Обычно это интерпретируется как истерика, каприз, непослушание. Но в реальности ребёнок просто защищает свои интересы, желания, волю, границы, право на своё действие и своё пространство. Он просто хочет играть. А взрослому нужно идти. И в этом столкновении, в крике и противостоянии с одной стороны, и требовании своего – с другой проявляется конфликт интересов.

Sandbox_001

И когда взрослый переламывает волю ребёнка, что он делает на самом деле? Он забирает право у ребёнка на реализацию своих намерений, используя свою силу. И портит отношения со своим чадом. А можно мягко согласовывать интересы. Например, родитель забирает ребёнка, поскольку знает, что тот голодный, и через 10 минут начнётся истерика от голода. Зная это, родитель может заранее готовить малыша к походу за едой, чтобы покидание песочницы было не резким и неожиданным, а желанным и приятным или хотя бы спокойным.

Если же на площадке или рядом возникает что-то опасное, то ребёнок поймает состояние родителя, прижмётся и, без лишних капризов, последует за ним. Вот место для иерархии — чрезвычайные ситуации. Катастрофы, холод, катаклизмы, опасности, война и т.п. Вот в этих условиях послушание и жёсткая дисциплина жизненно необходимы. Поэтому иерархия — это норма для армии и силовых структур.

Иногда и в жизни семьи возникают опасности. И тогда умение повелевать и подчиняться просто необходимо и возникает само по себе. Ребёнок считывает состояние взрослого и присоединяется к нему автоматически, чувствуя опасность буквально кожей, нюхом.

Да, бывают такие ситуации, когда вместо готовности следовать за родителем и выбирать наиболее адекватные способы реагирования рождается паника. Кстати, она может появиться и у родителя, — вот, где ребёнку особенно трудно, — и тут требуется специально организованная тренировка наиболее подходящих для ситуации реакций. Это простые реакции: бежать, бороться, замереть или спрятаться, однако не всем они доступны. Когда опасная ситуация закончилась, можно спокойно выйти из иерархических отношений, возвращаясь к нормальной жизни, спокойной и размеренной, отпуская внутреннее напряжение и чрезмерную собранность.

Естественное и искуственное

Что же делать? А ничего не делать — само прорастёт. Потому что взрослый больше может, больше знает, больше умеет. И если перед ребёнком расширять мир в силу его готовности и интереса, «рас-share-ивать» — «раз-доливать», давая ребёнку его долю ответственности, не огораживая его от мира, возможностей и различных дел, которые ему по силам, то оно само появится. На это может уйти несколько лет. С кризисами, откатами, прыжками развития.

Строгая иерархия сейчас естественна в искусственных организациях и сообществах — армии, силовых структурах. Они держатся на послушании-подчинении, но как только форменная одежда и знаки отличия снимаются, по идее, снимаются и отношения иерархии. Солдат,
покидая армию, уже не подчиняется офицеру. Отношения руководства – подчинения временны. Конечно, работающие в иерархических структурах часто и домой привносят иерархические отношения.

Иногда считается, отношения естественной привязанности — иерархичны. Сама жизнь говорит, что это не так. Привязанность — естественная взаимоупругая связь, и родитель так же изнемогает без ребёнка, как и ребёнок страдает вдали от родителя. Привязанность, как и иерархия, возникает и существует естественным образом. Травматичный опыт разрушает естественность и чувство привязанности.

И то, и другое можно восстановить. Повернитесь к себе, почувствуйте себя, свои желания, устремления, свои возможности и силы. Обновите застарелые взгляды и отношения, восстановите близость и чуткость к себе и другим. Услышать-увидеть себя и потом услышать-увидеть другого. И тогда то, что видится обязательным или отпадёт как неживое или станет естественным и радостным, не требующим натуги и приказаний.

ierarhia

Конечно, один человек чувствует естественным одно, другой – другое. Получаются разночтения, что считать нормой в отношениях привязанности, близости, иерархии. И это хорошо – каждая семья особенна, у каждой существуют свои нормы и свой рисунок, и даже отношения с каждым ребёнком каждого родителя отличаются от других, они уникальны.

Поэтому руководством могут быть два ориентира. Первый прост – что общество считает нормой заботы о детях, что задаёт безопасность и обеспечивает потребности ребёнка. Есть много документов, в том числе международных, их легко найти. Второй сложнее – если ваша душа и душа вашего ребёнка радуются, если отношения становятся ближе, а ребёнок счастлив и развивается хорошо, если семья гармонична, то с вами всё в порядке. Если же ваша душа плачет, если ребёнок отдаляется, а семья разрушается, значит есть повод задуматься и разобраться в ситуации и может даже обратиться к специалистам.

Иерархии, гетерархии, панархии

Современный мир отчасти живёт по сетевым, горизонтальным, а не иерархическим принципам. А раз так, то нужно уметь работать в ситуации неопределённости самостоятельно, без инструкций и руководящих указаний, уметь ерошиться и взъерошивать, спорить и играть. Чему в школе не учат совсем. Конечно, нужно уметь и подчиняться, и руководить. Но это лишь одно из умений, совсем не первостепенное. Сам рынок, безусловно, горизонтален, а не иерархичен. Участник рыночных отношений осуществляет свободный выбор и вступает в договорные отношения.

Хотя когда-то мы думали, что как раз иерархия — это ось семьи и общества. И мы так и жили. Муж — глава семьи, и всё такое. Но такой тип отношений тяжеловесен, угрюм. Живое бунтует, прорастает, пробивается. Конфликтами, срывами, ненавистными разногласиями. А один раз жене надоело всё это, она сложила руки и решила: «Окей, я послушная жена, буду исполнять беспрекословно, всё, что ты мне укажешь». Муж смог прожить так только полдня. Потому что на самом деле это невыносимо скучно, пресно, мёртво. А живо — это когда с прищуром и вприпрыжку. Впритирку, то есть с необходимостью притираться друг к другу ради совместного движения, совместной жизни. Уважая и чутко прислушиваясь к себе и другому.

ссоры-в-семье

И самое важное в иерархии. Решения принимает один, думает один, ответственность несёт один и знания, используемые в решениях, по большой части тоже знания одного. Это обедняет возможности, варианты развития. Когда в решении участвуют двое, это на порядок усложняет ситуацию без опыта притирки, коммуникации, обоюдного выстраивания отношений. Но в результате притирки варианты решений и развития также возрастают на порядок, принимаются быстро и слаженно. А если в решении участвуют все члены семьи, то возрастает сложность, но и вариативности ещё больше. Поэтому, на наш взгляд, главное – в коммуникации, согласовании и способности двигаться вместе к общему будущему, давая возможность каждому построить своё пространство внутри общего и общее – как слаженность всех.