Вы и ваш ребёнок – единственное, что имеет значение

Хоумскулерам, как и всем людям, свойственно искать себе подобных. Желание принадлежать естественно, поэтому при первой же возможности мы стремимся поместить себя в кружочки и квадратики вместе с аплодирующими единомышленниками. В большинстве случаев, люди в кружочках и квадратиках не только не соприкасаются, но ещё и осуждающе качают головами на несовершенство других. Классики по-благородному возмущаются, что анскулеры не знают Гомера. Анскулеры, поправляя непослушные лохмы, покровительственно грустят, что дети классиков прикованы к столам. А вальдорфцы мелодично вещают о том, что им всем вместе взятым не хватает соприкосновения с природой и вообще от прогресса нам всем конец.

Почти семь лет назад, когда мы всё это затевали, я, присмотревшись, к кликам, направлениям и стилям, испугалась не на шутку, и спряталась в своей скорлупке, создав странную гремучую смесь из всего, что мне понравилось и нам подошло. Сейчас, то, чем мы занимаемся, я бы назвала конституционной анархией, при которой демократический лидер в моем лице с любопытством, а иногда и с ужасом, наблюдает за скрупулёзно соркестрированным им же хаосом. К чему я это пишу? Да к тому, что совершенно не важно, как вы называетесь. А уж детям на это и вовсе наплевать! Гораздо важнее понимать, делаете ли вы то, что подходит вашей семье?

В самом начале понять это нелегко, да и меняется всё в домашнем житье-бытье слишком быстро, из-за этого переориентация бывает сложна и ошибки неизбежны.

В течение первых лет хоумскулинга мы религиозно следовали «предписанным» время- и энергозатратными тропам: делали вулканы, создавали неподъемные проекты по истории с раскопками и пирамидами из сахарных кубиков, и рисовали схемы внутренних систем человека в полный рост. Читатели мои просились к нам в семью, а ещё завидовали, и вздыхали: «Ах, если бы вся школа была такой!» Мама-фейерверк — это не я, и мама-заниматель тоже нет, но если и мне, и ребёнку интересно, а у меня на затеянное есть время, то почему бы не углубиться в какую-то тему? Но по мере взросления сына и установления его личных интересов занятия эти из желанных и совместных начали превращаться в лишние и влачимые. Погружение в тему Маори параллельно главе в книге по истории означало, что у сына не оставалось времени на личный план, рождённый где-то посередине между травяными плетёнками и легендой о ките (конечно, не связанный ни с одним, ни с другим). А картонный прототип греческой вазы лишал его возможности приготовить совершенно реальный марокканский обед. Потом оказалось, что сын искренне балдеет от самостоятельного чтения учебника по истории, но сверх этого необходимости больше ни в чём не ощущает, поэтому проекты мы делали всё реже.

Окончательное прозрение настало тогда, когда ребёнок спросил, зачем делать очередную исторически-научную поделку, если всё равно потом мы их выбрасываем. Так я поняла, что мальчик вырос. Сначала загрустила. «В чём тогда смысл хоумскулинга?» – спрашивала себя я. А потом поняла, что всему своё время, и по сути ничего не изменилось, просто вместо мостов сын теперь создаёт интерьеры для своих мультиков.

Со временем отвалились и другие «плюшки», упростив процесс обучения до самого основного, самого необходимого, до «голых костей», как говорят в английском, расчистив место под дела более важные. Постепенно и довольно легко мы расстались с большинством предметов из разряда «на всякий случай» и продолжаем регулярно проводить ревизию в поисках лишнего с целью расхламления. То, что осталось, в большинстве своём присутствует в расписании по просьбе сына, хотя мой внутренний хиппи, порой, озадаченно чешет затылок.

Про сахарные пирамиды в хоумскульных кругах обычно кричат, а вот про чтение учебников говорят стыдливо и шёпотом, но в этом месте я особенно убедительно призываю присмотреться к себе и к своим детям и понять, что нужно прежде всего им и вам? Если ребёнок не хочет пирамиду, а хочет учебник, пусть будет учебник – у вас останется время на чай с печенюшкой, а у ребёнка на новое хобби. А если он не хочет учебник, а хочет проект – тоже прекрасно, возможно, это и есть его новое хобби. Ни один из вариантов не является второсортным и тем более не должен быть причиной для стыда. А то как-то так сложилось, что и в хоумскулинге появились касты крутых, круче и наикрутейших. Но если абстрагироваться от внешнего, станет ясно, что все мы – до единого! – пытаемся найти ту форму обучения, которая подходит нашему конкретному ребёнку. И по-настоящему крут тот, кто нашёл эту самую форму и следует ей, адаптируясь по дороге.

Никто, ни один человек, не может знать вашего ребёнка так, как знаете его вы. И для этого ли мы покидали систему, чтобы потом равняться на какого-то очередного гуру от хоумскулинга? Да и нет их, этих гуру! Есть опыт, наработанный кровью, потом и слезами, не детскими – так мамиными, не явными, так проглоченными. И у вас этот опыт тоже обязательно будет – не опускайте руки и забудьте про кумиров. Вы и ваш ребёнок, вот единственное, что имеет значение. А чтобы удовлетворить ваши образовательные потребности, нужно сначала определиться – какие они? Иными словами, вы вместе с ребёнком должны понять, что «ваше» и что нет.

А «не вашим» может оказаться что угодно – как излишняя академичность, так и отсутствие структуры. И это не всё! Есть большая вероятность, что ребёнок является противоположностью вам, и ваши понятия свободы могут, мягко говоря, не совпадать. Именно поэтому так важно делать регулярные разборы полётов наедине с собой и вместе с ребёнком. Именно поэтому так важно постоянно сверяться со своими и ребёнкиными шёпотами души. Именно поэтому так важно спрашивать себя (и честно отвечать) – по-прежнему ли то, что мы делаем, заставляет сердце биться чаще, а ладошки потеть?

Если что-то не получается, вы в тупике, школа буксует или, наоборот, в абсолютном свободном полете, а у вас сыпь на нервной почве и паника, отключите интернет, покиньте форумы, закройте Пинтерест, и просто поговорите с ребёнком. О том, что ему интересно, от чего его воротит, о чём он мечтает, как видит свою учёбу, что хочет делать больше, а от чего отказался, если бы было можно. Выясните, совпадает ли ваша философия хоумскулинга (ваш взгляд на обучение) со взглядом ребёнка? Может он хочет больше структуры? Или больше свободы? Спросите, счастлив ли он? Сами займитесь чем-то интересным, ведь теперь без приступов стыда на почве просмотра закладок в браузере в поиске новых идей у вас появится на это время.

Почитайте вместе вслух, сходите в библиотеку, съездите на познавательную экскурсию. Пауза бывает полезной для того, чтобы разобраться в себе и обновлённых потребностях ребёнка. Вы удивитесь, услышав то, что услышите. Например, я как-то узнала, что сыну понятней объяснения в учебнике, чем мои натужные танцы с бубном над пиццей. А дочка в преддверии первого класса предпочитает бобы, пуговицы, и печеньки, то есть естественное обучение, при виде учебника у неё наступает ступор.

Чем дольше мои дети учатся дома и взрослее становятся, тем смиреннее становлюсь я, всё больше осознавая, насколько отличаются потребности разных детей – каждая уникальна, каждую нужно учитывать. А главное тут то, что не я главная! Я всего лишь проводник. От этого простого откровения сразу высвобождается масса свободного времени, ведь мне не нужно больше ничего придумывать и планировать, мне всего лишь нужно слушать и слышать своих детей.

Часто слышу: «Планируем анскулинг». Или: «Я для анскулинга слишком нервная, планируем структуру». Но вся шутка в том, что не нам это решать, оно само как-то решится, а в какую сторону, подскажут дети, если им доверять. Энергия и время тратятся впустую, когда мы живём не своей жизнью, и ещё больше, когда мы заставляем жить этой чужой жизнью других. Замученней всего я именно в том случае, если иду против течения, навязываю детям что-то надуманное, перестаю слышать, делаю то, что нужно мне, а не им. В этом месте бывает одиноко, но чем не упражнение на отпускание? Ведь это уже их история, а не моя.

Например, зимой у нас были невероятно увлекательные, любимые всеми уроки кулинарии, а потом пришла весна и сколько я ни билась, не вписывались они в наш день. В итоге я расслабилась и отпустила ситуацию, но где-то в глубине души всё-таки меня это глодало, ведь нравилось им до этого, так что же произошло? Да ничего не произошло, просто поменялись приоритеты! Сегодня прямо с утра, под громогласное «ура» я предложила обязательно найти время на очередной урок. И что вы думаете? Сначала дети нашли лягушку во дворе, и рисовали её, и искали, как она называется, чем питается и где живёт, а потом мы обнаружили, что в гнезде над нашим окном малиновка опять высиживает птенцов. Эту малиновку нужно было срочно зарисовать, и ответить на горячий вопрос – та же малиновка или другая? Принимаю ставки – как считаете, было ли сегодня всё-таки кулинарное занятие, или нет? Итак, мы не успели всё, но мы успели главное! А что я? Я жду зимы.

И вот что я хочу предложить: перестаньте тратить время и энергию, делая (или оплакивая) то, что вам не подходит! Не нужно подражать, нужно адаптироваться. Делайте то, что даётся естественно и само ложится в дыхание вашего общего дня. И задайте себе новый вопрос – а нужно ли вообще успевать всё? И всё ли то, что хочется успеть, так нужно? А если нужно, то кому? Не делаю ли я всё это по накатанной, или потому, что начатое нужно закачивать, или из собственного интереса, проецируя его на детей? Или потому что хоумскулинг – это не школа дома, а значит нужны тонны клея и блёсток, и лондонский мост, и бабочки из гусениц. Будьте предельно честны с собой, и вы безошибочно определите все бреши и утечки времени. В этом и есть настоящая свобода – от стереотипов и предрассудков, свобода от идей, диктуемых обществом, в том числе и альтернативным.

Определившись с настоящим направлением, осознанным, утверждённым ребёнком, вы обнаружите, что времени на самом деле море, если его не тратить на чужие мечты и успехи.