Великие хоумскулеры: Александр Чижевский

«Мы дети Космоса. И наш родимый дом
Так спаян общностью и неразрывно прочен,
Что чувствуем себя мы слитыми в одном,
Что в каждой точке мир – весь мир сосредоточен…»
А.Чижевский «Гиппократу»

Александр Леонидович Чижевский – учёный, биофизик, основоположник гелиобиологии, аэроионификации, электрогемодинамики, философ, поэт, художник.  Был действительным членом 18 академий мира, почётным профессором университетов Европы, Америки и Азии. 

Александр Чижевский родился в семье военного. Его отец, генерал, был ещё и изобретателем военной техники. Мать умерла, когда сыну не было и года, и воспитанием мальчика занималась сестра отца. Как впоследствии писал Чижевский, тётушка стала для него второй, настоящей матерью. А первым учителем и воспитателем стала бабушка. Она получила хорошее домашнее образование, владела несколькими иностранными языками, прекрасно знала историю. В дальнейшем и отец и тётя тоже занимались образованием маленького Саши.

Домашнее образование, которое получил Чижевский, включало в себя естественнонаучные и точные дисциплины, но больше всего его интересовали гуманитарные предметы. С раннего возраста мальчик любил музыку, поэзию и живопись. В 4 года он уже читал наизусть русские, немецкие и французские стихотворения, которые бабушка заставляла его читать вслух. Понемногу и сам начал писать стихи. В 9-летнем возрасте заинтересовался астрономией, а уже в 11 лет написал трактат «Самая краткая астрономия д-ра Чижевского, составленная по Фламмариону, Клейну и др». Отец мальчика считал, что Александр выберет свободную профессию и служить не пойдёт, поэтому старался дать сыну разностороннее обучение. И оказался прав. 

В 16 лет Александр поступил в частное реальное училище, которое закончил за полтора года. Тогда он мечтал стать профессиональным художником или литератором, но в то же время его серьёзно занимали вопросы науки. Учился неровно – постоянные увлечения отвлекали от уроков. Школьные предметы казались Чижевскому ненужными, однако для дальнейшего обучения необходимо было получить среднее образование и перед самыми выпускными экзаменами он сел за книги, подготовился и сдал всё на «отлично». Отец с фронта написал: «Это уж даже слишком хорошо!». 

В 17 лет будущий учёный знакомится с Циолковским и эта встреча во многом определит его дальнейшую жизнь. Отношения учителя и ученика с годами переросли в дружбу. Циолковский поддерживал и вдохновлял Чижевского, а Чижевский помогал Циолковскому публиковать его работы, в том числе, заграницей. 

Лето перед поступлением в вуз Чижевский посвятил наблюдениям за Солнцем. Он заметил и впоследствии научно доказал, что колебания интенсивности разных процессов на нашей планете синхронны солнечным циклам. В те годы это была поистине революционная гипотеза. Той же осенью юноша написал об этом доклад, который вызвал бурную дискуссию у студентов и преподавателей Археологического института. 

Александр долго думал, куда ему поступать, и в итоге выбрал сразу два московских института: Коммерческий, который давал основательную подготовку по математике, и Археологический, в программе которого было множество гуманитарных дисциплин. 

Будучи студентом, Чижевский посещал литературные вечера и кружки, знакомился с писателями и поэтами. Свою первую книгу «Стихотворения» издал тем же летом, перед поступлением. Потом он, правда, раскаивался, считал стихи слабыми, но свои стихотворные опыты продолжал всю жизнь.  

В 20 лет Чижевский окончил Археологический институт и в том же году защитил диссертацию на тему «Русская лирика 18 века», а через несколько месяцев ещё одну на тему «Эволюция физико-математических наук в древнем мире». Через год стал доктором истории. Его «Исследование периодичности всемирно-исторического процесса» вызвало сенсацию в научных кругах, но в то время государству было не до науки. Через шесть лет Чижевский по рекомендации наркома просвещения Луначарского издаёт книгу, в которой в доступной форме излагает эту работу «Физические факторы исторического процесса», которая вызвала бурную критику, учёный получил кличку «солнцепоклонник» и «мракобес». 

Чижевский был невероятно разносторонним и работоспособным человеком. Будучи ещё и художником-пейзажистом, учёный продал более 100 своих картин, средства от продажи которых использовал на проведение научных опытов. 

В 1918 году в домашней лаборатории разработал аппарат для искусственной ионизации, которым мы пользуемся до сих пор, это «люстра Чижевского». 

Преподавал русский и литературу на командных пехотных курсах, издал учебник русского языка. Читал лекции в Археологическом институте и Московском Университете. В то же время продолжал учиться, и в качестве вольнослушателя посещал лекции на физико-математическом и медицинском факультетах Московского университета. 

Был научным консультантом Института физики и биофизики Наркомздрава СССР, главным экспертом по вопросам медицины и биологии Ассоциации изобретателей, несколько лет  работал в Практической лаборатории по зоопсихологии у Дурова. 

Занимался исследованиями в области гелиобиологии. Ставил первые опыты по воздействию отрицательно ионизированного воздуха на живые организмы. 

Какое-то время работал инструктором литературного отдела Наркомпроса. 

К началу 30-х годов учёный собрал обширнейший статистический материал по динамике различных процессов биосферы и выступил с концепцией их связи с циклами солнечной активности. К этому времени Чижевский уже общался с ведущими учёными мира, выдвигался на соискание Нобелевской премии, его приглашали читать лекции, предлагали купить патент на его работы по аэроионификации. Чижевский отказался, передав своё изобретение в полное распоряжение Правительства СССР. 

В 1931 году была учреждена Центральная научно-исследовательская лаборатория ионификации, Чижевский был назначен директором этой лаборатории и проработал там 11 плодотворных лет. 

В 1942 был арестован, 8 лет провёл в лагерях, где продолжал свою научную деятельность и написал, в том числе, работы по гемодинамике и структуре движущейся крови. Потом был реабилитирован, вернулся в Москву и до самой своей смерти работал и руководил научно-исследовательской лабораторией по ионизации и кондиционированию воздуха. 

Его методы нашли применение в медицине, сельском хозяйстве, промышленной гигиене. Научное наследие учёного было оценено по достоинству только после его смерти, Академия наук СССР даже организовала специальную комиссию, которая занималась изучением архивов А.Л. Чижевского.