Великие хоумскулеры: Айседора Дункан

Айседора Дункан с ученицами своей школы

Айседора Дункан (Isadora Duncan) – известная танцовщица, основоположник свободного танца и современного танцевального модерна. Открыла много детских танцевальных школ по всему миру. Признана величайшей танцовщицей планеты.

Будущая звезда родилась в США, в семье поэта и пианистки. Отец оставил семью ещё до её рождения, и мать с четырьмя детьми бедствовала, часто переезжала с места на место. Она давала уроки музыки и часто отсутствовала дома, дети были предоставлены сами себе. Чтобы пристроить маленькую Айседору, мать отдала её в школу в 5 лет, скрыв её настоящий возраст. Девочка никогда не тяготилась бедностью и в последствии была признательна матери, что та не держала прислугу и гувернанток. Никто не давил на неё и не мешал выражать детскую непосредственность, которую она сохранила на всю жизнь. Дома никто не следил за  дисциплиной, мама могла играть на пианино весь вечер, дети танцевали и спать ложились далеко за полночь.

Я не слышала окриков: «Нельзя», которые, мне кажется, превращают детскую жизнь в напасть

А вот школа приносила одни страдания. Айседора вспоминала, что когда ей удавалось убежать из школьной «темницы», она была счастлива и свободна. Могла одна блуждать у моря, мечтать и фантазировать. Настоящее образование девочка получала дома, когда мать играла детям Бетховена, Шумана, Шуберта, Моцарта, Шопена и читала вслух Шекспира или Бёрнса. Мама знала большинство стихов наизусть и маленькая Айседора подражала ей. Так, однажды в 6 лет Айседора поразила одноклассников, читая стихотворение Литая «Обращение Антония к Клеопатре». В этом же возрасте она организовала свою первую школу танцев для соседских ребят и обучала их плавно размахивать руками. Всё начиналось как игра, но занятия продолжались  и довольно быстро школа стала очень популярной. Мама поддерживала дочь, участвуя в занятиях в качестве концертмейстера. Со временем родители детей, посещавших школу, стали платить Айседоре небольшие деньги. Когда девочке исполнилось 10 лет, она заявила матери, что бесполезно ходить в школу – это напрасная трата времени, гораздо важнее зарабатывать и танцевать.    

Классы в танцевальной школе настолько разрослись, что Айседоре  Дункан стала помогать сестра, а позже их начали приглашать давать уроки в дома состоятельных жителей Сан-Франциско. Наблюдая жизнь богатых детей, Айседора была поражена мелочностью и бессмысленностью их жизни, ей было жалко их, казалось, что богатые дети лишены всякого стремления к приключениям. «Самое лучшее наследство, которое можно оставить ребёнку – это способность на собственных ногах прокладывать себе путь» – писала танцовщица в своих воспоминаниях о том времени.  Когда Айседоре было 12, с сестрой и братьями вместе она организовала театр, с которым совершили турне по побережью и даже немного прославились. 

Мне кажется, что общее образование, получаемое ребёнком в школе, является абсолютно бесполезным. Я помню, что в классе меня считали либо изумительно понятливой, либо же бестолковой. Всё зависело от уловок памяти и от того, позаботилась ли я запечатлеть в памяти заданный нам урок.

Покинув школу, Айседора увлеклась чтением. Каждый день она бегала в публичную библиотеку. Прочла все произведения Диккенса, Теккерея и Шекспира, и вообще читала всё подряд, иногда просиживая за книгами ночь напролёт. Она даже начала писать роман, издавала газету и вела дневник, для которого изобрела свой шифр. Потом девушка с тем же рвением изучала искусство, чуть ли не ночуя в музеях Лондона и Парижа, и выучила французский и немецкий языки, чтобы читать произведения знаменитых философов в оригинале. 

Кроме уроков в школе для детей, Айседора с сестрой брали и взрослых учеников, и называли своё преподавание новой системой танцев. В действительности никакой особой системы не было. Айседора отдавалась своей фантазии и импровизировала, обучая следовать за красотой. Она читала стихотворение и учила своих следовать за смыслом жестами и движениями. Однажды мать отвела девочку к знаменитому балетмейстеру, но его уроки не понравились будущей звезде. Когда учитель велел ей подняться на цыпочки, она спросила зачем, и получив ответ «Потому что это красиво», возразила, что это безобразно и неестественно. 

В 16 лет Айседора решила, что пора перебираться всей семьёй в Чикаго. Мама поддержала дочь, и они отправились вдвоём, в надежде, что Айседору сразу возьмут в театр. Но ни в один театр её не взяли, и после долгих скитаний девушка смогла найти сцену, где ей предложили развлекать публику своими странными танцами. Это было совсем не то, о чём она мечтала, и это был единственный раз в жизни, когда изменила своим идеалам. 

Как-то Айседора прочла в газете, что великий Августин Дейли находится со своим театром в городе. Она всеми правдами и неправдами добилась встречи и произнесла пламенную речь о возрождении танца, воплощающего Америку, и о том, как вернуть театру душу. Дели был так озадачен странным худым ребёнком, у которого хватило дерзости так с ним разговаривать, что предложил Айседоре небольшую роль в пантомиме, которую ставил в Нью-Йорке. Айседора была счастлива и с радостью согласилась. Но работа в театре не оправдала надежд юной танцовщицы, и она ещё долго скиталась в Нью-Йорке, Лондоне и Париже, удивляя и шокируя зрителей манерой танцевать в лёгком коротком платье и босиком. Постепенно артистку стали приглашать выступать в светских салонах, танцы её стали известны и ценились, но до славы и финансового благополучия было ещё очень далеко. 

Моё искусство – попытка выразить в жесте и движении правду о моём Существе. Я открывала ей (публике) самые сокровенные движения души.

Танцовщицу всегда поддерживала мать и вся семья. Они старались быть вместе, называли себя «кланом Дункан», реализовывали творческие замыслы, и, несмотря на трудности и бедность, никто ни разу не упрекнул девушку в выборе пути. Айседора изучала всё, что находила, о танцах и театральном искусстве и могла репетировать ночи напролёт, а мать всегда была рядом и играла ей на рояле. 

Однажды в дом Дункан постучал импресарио крупнейшего театра-варьете Берлина, предложив контракт на огромную для сумму, но девушка отказалась. Она заявила, что когда-нибудь приедет в Берлин и будет танцевать в настоящем театре, и получит за это гораздо больше денег. Немецкий импресарио не верил своим ушам, глядя на нищенскую обстановку и потрёпанную одежду, назвал её «глупой девчонкой» и в бешенстве удалился. 

Предсказание Айседоры сбылось. Через три года тот же самый импресарио принёс ей в гримёрку цветы, когда она танцевала в опере под аккомпанемент берлинского оркестра Филармонии. Со временем артистке удалось покорить любителей танцев. Её встречали переполненные театры и концертные залы по всей Европе. Ею восхищались и люди искусства, и царские особы, а во время гастролей в Россию она покорила Дягилева и подружилась со Станиславским. Наконец-то семья Дункан побывала в Греции, которая всегда вдохновляла Айседору. там они изучали культуру любимой страны, построили храм и содержали греческий хор мальчиков, пытаясь возродить древнегреческую музыку.

Айседора танцует всё, что другие говорят, пишут, играют и рисуют. Она танцует «Седьмую симфонию» Бетховена  и «Лунную сонату», она танцует «Примаверу» Боттичелли и стихи Горация. Максимилиан Волошин

Айседора Дункан совершила настоящую революцию в хореографии. Её называли «божественной босоножкой», а манера так танцевать стала модной и ведущей во многих культурных столицах Европы, включая Петербург. Везде, где танцовщица гастролировала, она открывала детские танцевальные школы–интернаты. Она мечтала, что воспитанники школ смогут приобщить к прекрасному всё человечество. На деле же приходилось не только учить их танцевать, но и лечить, воспитывать и брать ответственность за их жизнь.  

В 1921 году Айседора Дункан по приглашению Луначарского в очередной раз приехала в Москву и открыла очередную школу, которая, несмотря на все трудности, просуществовала 20 лет. В этот приезд танцовщица познакомилась с Сергеем Есениным, который ненадолго стал её единственным официальным мужем, в это же время она была лишена американского гражданства.

Потеряв своих собственных детей, Айседора удочерила шесть учениц, которые стали продолжательницами традиций свободного танца и пропагандистами творчества Дункан. В общей сложности танцовщица приняла активное участие в воспитании около сорока детей. Несмотря на невероятную известность, Айседора никогда не была богатой, все свои деньги она тратила на поддержание своих школ. После смерти Есенина она отказалась от крупной суммы денег, причитавшейся ей по закону, в пользу его матери и сестёр. 

Айседора Дункан написала несколько книг, в том числе «Танец будущего» по мотивам философских трактатов Ницше.