Первые источники дохода и свободное время

Фото из личного архива

Когда Антон закончил шестой класс с обидными тройками по якутскому и ЯНК (якутская национальная культура), я решила сходить в школу. Вообще я всегда декларирую равнодушие к оценкам, может быть потому, что сама была отличницей, но не зубрила, позволяла себе для куража получать двойки. Худшей оценкой для меня была тройка, отлично – это класс, двойка — это позиция , но тройка – унылый и серый объект.

Я попросилась посидеть на уроках. Что тут началось! «Вы что, педагог?», «Вы будете отвлекать детей и смущать учителя», «Да у нас учителя все со званиями». Ну что ж. Я как раз находилась под впечатлением книги Мороза «Истина в тезисах», да и прекрасно помнила свои конфликты с учителями по поводу субъективности оценок. Все, мы уходим на домашнее обучение! Тут началось еще больше криков педколлектива: «Мы потеряем Антона». Как я выяснила позже в гороно, мы были третьими в городе – предыдущие две девочки ушли на ДО по болезни. И хотя в уставе нашей школы были прописан и ДО и экстернат, конечно, этим правом никто не пользовался. Собрался педсовет, на котором мне дали понять, что наш выход на ДО – это ЧП, Антон скатится в пропасть.

Мы были на ДО два года, вернулся Антон только в 9 классе.

Что нам дал этот отдых?

Массу свободного времени! Сначала да, это обилие времени просто подкосило его. Особенно первые полгода. Очень много занял компьютер, учебы как таковой не было. Постепенно, когда подошел срок сдачи материала и выяснилось, что темы не поняты, до него дошла необходимость регулярных занятий именно для разбора материала, не для галочки. Читать стал больше – естественно, это ж источник информации.

Экономию на «добровольных» школьных взносах на ремонт, охрану, форму.

Первые источники дохода. Мы завели дождевых червей, сделали для них маленькую ферму и — Антон сначала сдавал их на реализацию в магазины, а потом просто стал продавать сам через интернет.

Потом мы увидели объявление про разноску газет раз в неделю. Школьника брать не хотели, но я пошла с ним и убедила, что дело не в возрасте, а в ответственности.

Работа была серьезная: надо было зимой, в мороз, получить четыре пачки по 250 штук и разложить по ящикам домов. За каждый выход он получал по 500 рублей, появились деньги на кино, кафе, сотовую связь.

Он начал читать про детские инвестиции Шефера «Пес по имени Мани», откладывать на отдельный счет, который я ему открыла. С того времени его вклад вырос до 18000 — именно его трудовых денег.

Тут я начала проект «Лечит и книга» — чтение вслух людям в больницах после глазных и нейрохирургических операций. Он ходил со мной, читал, а затем стал координатором проекта — набирал волонтеров, делал закупки бахил и халатов.

С одноклассниками встречался на выходных и когда сдавал очередной минимум. Конечно, свои минуты славы и белую зависть он получил.

Минусы

Во-первых, забудьте про компенсацию и оплату. В законе написано, что родители, снимающие бремя обучения с государства, получают деньги.. Мне сразу сказали в гороно: в бюджете не заложено.

Нужен контроль, особенно для младшего ребенка. Ему просто крышу сносит от свободы, поэтому надо либо составить план занятий, хотя бы гибкий, либо выделить определенное время и дать объем. Постепенно он сам научится распределять нагрузку и задания.

Мы каждый рабочий день выделили под два предмета, в понедельник была литература и ОБЖ, значит, Антон читал произведения, выполнял задания сразу из трех параграфов и работал по учебнику ОБЖ.

Никакой поддержки со школы мы не видели — только поджатые губы завуча. Задания учителями давались в конце четверти! Составить план занятий было поэтому невозможно.

Несколько раз я писала предложения, подходила к учителям, предлагала давать ему творческие задания: подготовить викторину, провести круглый стол, в общем, использовать его время и силы в помощь учителю, но всегда слышала одно: «Вот еще, индивидуально работать с ним!»

В 9 классе Антон вернулся – я была с очередным малышом на руках, и мы решили повесить подготовку к ГИА на школу. Сдал математику на отлично и перешел в другую школу в маткласс. В девятом же классе он участвовал в конкурсе сочинений мэру и выиграл поездку в Гонконг.

Антон теперь понимает необходимость школы для себя как возможность вбирать все лучшее от преподавателей, разбирать материал, встречаться с друзьями…

и перекусывать (у нас же питание бесплатное). Но еще он понимает, что это все атрибуты не только школы, что можно найти это все в других местах. Гриша, глядя на него, перестал кричать, что школа — это отстой. Увидел, как Антон закусывает губу, не понимая задачу, а я помочь не могу – занята с маленькими. Гриша понял, что ДО – это самодисциплина, и если у тебя она не развита – ходи в школу дальше.