Ключ на шее

Три дня назад мы купили детям электронные ключи от подъезда и повесили их на шею, чтобы не терялись. Сколько радости было! Младший в свои шесть даже спит с этим ключом. Мальчишкам нравится, что они могут сами входить в подъезд, гулять по району. Все трое собрались ездить в библиотеку читать, каждый своё, старший – классику, средний – журналы с комиксами про супергероев и монстров, а младший за компанию, картинки разглядывать. К самостоятельности готовы. Но они не любят приходить в пустую квартиру, оставаться дома без нас даже на два часа. Путешествовать и исследовать, но не быть оставленными.

 «Дети с ключом на шее». Понятие из советского и раннего постсоветского детства. Дети, которые были предоставлены сами себе, потому что родители много работали. Сами гуляли, одевались, готовили, учились, придумывали игры. Мир детей без взрослых. Грустный мир. Потому что ребёнку нужен надёжный и заботливый взрослый. 

 А наши родители работали в нескольких местах сразу – на одну зарплату не проживёшь, вот и крутились. Приходили уставшие, раздражённые. И дети компенсировали это. Чутко чувствовали, подстраивались, иногда не отсвечивали, иногда становились своим родителям лучшими мамами и папами, стараясь понять и помочь, обслуживая их психологическое благополучие. Дети вообще адаптивны, легко встраиваются в окружающий мир. Гармонизируют. Собой. 

 Нынешнее поколение родителей и молодых бабушек-дедушек от 30 до 50 лет – из того детства с ключом на шее. И многие из них обещали себе, что никогда не будут так поступать по отношению к своим детям. Не оставят, будут рядом, обеспечат стабильность, надёжность и безопасность. Они готовы нести ответственность, отслеживать состояние своего ребёнка, но пока не готовы позаботиться о себе. Потому что не научились понимать себя, чувствительность неразвита. 

 Замечали ли вы, сколько современных родителей жалуются на повышенную чувствительность своих детей? А она не повышенная, она нормальная. Это мы так её оцениваем, сравнивая со своей. У наших детей больше возможностей переживать, проживать. Различать нюансы. В том числе благодаря нашей стабильности и ответственности. Это прекрасно – развивать чувствительность, в этом всегда есть необходимость. А вот в сверхбдительности такой необходимости уже нет (пишу и с трудом верю).

 По данным поискового отряда Лиза Алерт, за время его существования в Москве не зафиксировали ни одной кражи детей. Один раз пожилой неадекватный человек увёл ребёнка с площадки чаю попить. Нашли, ребёнок не пострадал. Мне это кажется нереалистичным. Москва – гигантский мегаполис. И он бе-зо-пас-ный! Невероятно, но факт. И его легко проверить.

 На одной из прогулок Натуральной школы @naturalschool мы сделали совершенно новый вход в пространство карьера. Мы предложили включить телесное мышление и детям и родителям. Обратиться к телесному переживанию устойчивости и баланса, найти центр равновесия, открыть внутреннее телесное зрение и сонастроиться с пространством, почувствовать, что оно для них, оно – их. Включить центр интуиции, который подскажет, куда и как двигаться, чтобы найти что-то своё, свои подарки от этой земли. А детям показали, как можно цепляться за мир. Не только ходить, но и ползать, лазить по камням, цепляясь как ящерки, руками и ногами, прижимаясь к земле, впитывать её силу. 

 И прогулка прошла совершенно иначе. Обычно на карьерах дети и родители немного жмутся друг к другу, им приходится давать специальную инструкцию и всё равно разделение происходит плохо. А тут всё случилось с точностью до наоборот. Во-первых, расширилось восприятие. Так, что, например, я сама нашла незнакомые пути, которых раньше не видела. А во-вторых, и дети и родители рассыпались по карьеру как мураши, как будто они всегда здесь были и знают эту землю. 

Дети и взрослые в Егановском карьере. Фото: Алина Шарова

 Дети стали штурмовать стены карьера сразу, как пришли. Родители находили окаменелости в неожиданных местах, были расслаблены и в какой-то момент потеряли детей. Дети ушли. Родители забегали, забеспокоились. Но оказалось, что дети не терялись, а исследовали мир, радушно встречающий их. Они обнаружились, когда забрались на отвесную стену и не смогли справиться с высотой. Тут же позвали маму, а мама – рядом, услышала. Все счастливы. 

 Вот ведь как интересно: карьер большой, многие места просто скрыты от взгляда, привычное восприятие включает беспокойство и контроль, а тело точно знает, где искать своих детей.

 Вот мама Саша не то чтобы потеряла маленького Никиту, но не видела его, решила найти и пошла будто точно зная, куда, видя его своим внутренним зрением. Малыш играл в зарослях облепихи. Увидев маму, сказал: «Давай здесь останемся!». Это пример здорового чувствования привязанности и следования внутреннему чутью, без излишнего включения сверхбдительности.

 Наш подход сработал. И дети, и родители почувствовали, что это их земля, она им рада. Но ведь так можно относиться практически к любому месту. Если почувствовать его телом, включить внутреннее зрение. Тело не обманет. Подскажет, что опасно, а что – нет. Где интересно, а где пусто и бесполезно.

 К чему это я всё? Можно отпускать своих детей, оставаясь в тылу. Им важно знать, что у них есть забота, защита, любовь и стабильность родителей. И тогда они могут осваивать мир с ключом на шее, с картой метро в кармане. Лет с 8–9 их можно к этому приучать. Раньше сложнее ввиду неумения читать и сложности с ориентацией в большом взрослом мире. А вот 8–9 лет – подходящее время, чтобы начать тренировать самостоятельность, выявлять нюансы, трудности, страхи, неудачи, помочь научиться ориентироваться и обрести устойчивость. Можно раз в неделю проходить маршрут вместе, оставляя ведущим ребёнка. Пусть он прокладывает путь, читая указатели, двигаясь по карте. Заодно читать и слова, и карты, и знаки научится. Глядишь, к 10–11 научится ездить и будет самостоятельно осваивать пространство. На семейном образовании это особенно актуально. Ведь у каждого индивидуальная траектория.