История одного пути. Журнал «Семейное образование», ОГЭ

Фото из личного архива Лары Покровской

После первой конференции по семейному образованию и организации группы «СВАО хоумскулинг» произошло ещё 3 значимых для меня события, имеющих отношение к семейному образованию. 

На встрече в Родительской школе «Драгоценность» я вместе с другими хоумскулерами-практиками отвечала на вопросы интересующихся и была в роли мамы с опытом семейного образования. Встреча про анскулинг в арт-кафе «Море внутри» помимо прочего дала возможность «потрогать руками» и расспросить живого выросшего анскулера, никогда не сдававшего аттестации, живущего так, как ему нравится. Ну а потом… потом случилась Оксана Апрельская, с которой мы начали делать журнал «Семейное Образование» и собирать команду. В процессе подготовки к запуску краудфандинга и к выпуску первого номера журнала я ещё и защитила диплом по теме семейного образования.

Все эти события запустили во мне процесс освобождения. Мне всё больше нравилась идея анскулинга. Я понимала, что именно это и нужно моему конкретному ребёнку. Но как говорится, было поздно пить боржоми – оставалось не так много времени до Общего государственного экзамена (ОГЭ), тут не поанскулишь. Вот если бы с 1 класса… Эх.

Работа в журнале, знакомство с разными хоумскулерскими подходами, взаимодействие в команде с прекрасными, интересными людьми давали возможность по-другому смотреть на образование, в том числе семейное. Видеть многообразие и формировать своё мнение, оформлять свои взгляды. Думать о возможных стратегиях и их последствиях для моей семьи и ребёнка. Хорошо, что можно было иногда выражать свои мысли письменно, несмотря на то, что они порой могли вызвать, да и вызывали, возмущение читателей (как, например, моя статья «Неудобные» дети» из 7-го номера журнала, опубликованная потом в аккаунтах журнала в соцсетях). Такие взгляды и не могут быть приняты всеми «на ура». Когда я пишу, то понимаю, что словлю много тухлых яиц и гнилых помидоров. Но я также знаю, что есть те, кому мои тексты помогут, поддержат.

Четвёртый год СО

9 класс – последний год перед сдачей государственной итоговой аттестации. Мне нужно было принять решение, где именно сдавать ОГЭ.

Для тех, кто ещё далёк от всех этих треволнений, поясню. По закону чтобы получить допуск к сдаче ОГЭ, нужно сдать аттестации по всем предметам за 9 класс, а сам ОГЭ сдаётся только очно. И если бы Егор продолжил аттестоваться через ЦОДИВ (который находится в Санкт-Петербурге), то можно было либо сдать ОГЭ в Питере в школе 277, либо после сдачи аттестаций забрать личное дело из ЦОДИВ и прикрепиться для сдачи ОГЭ к школе в Москве. В этом случае аттестации нужно было сдать примерно до января, чтобы успеть забрать из ЦОДИВ личное дело и решить вопрос с прикреплением в Москве.

Год назад, перед 9 классом, в группе «Клуб поддержки семейного образования» в Facebook я задала вопрос о том, как сдают ОГЭ в Питере через ЦОДИВ. Незадолго до этого я начиталась в сети, как школьники сдавали итоговые аттестации в Москве, и была несколько шокирована. Не хотела такого отношения к своему ребёнку. Поэтому вариант сдавать ОГЭ в Питере был мне интересен – вдруг там иначе.

Из ответов в группе я вынесла, что в Питере процесс сдачи ОГЭ через школу 277 отлаженный, чёткий и максимально приятный. Так что я приняла решение ехать сдавать в Питер.

Оставалось устроить самое сложное и самое главное: сделать так, чтобы не желающий учиться подросток подготовился и сдал ОГЭ хотя бы на «тройки».

Для начала я позвонила Алексею Битнеру. Я хотела услышать его мнение, насколько реально сдать ОГЭ без серьёзной подготовки. Алексей знает возможности, способности, сопротивление Егора. Он сказал, что не знает никого, кто сдал ОГЭ по математике, не готовясь хотя бы полгода.

Я огорчилась, напряглась и стала думать. Обязательно нужно было сдавать математику и русский язык. В качестве ещё двух предметов по выбору (выбрать их тоже обязательно) Егор решил сдавать информатику, потому что понимает её, и английский, которым к тому времени уже год занимался с репетитором по скайпу. И если информатику он сдал бы точно без моего особого вмешательства в процесс подготовки, лишь с небольшим периодическим контролем, то остальные предметы были практически «по нулям».

Репетитора по английскому языку я нашла через интернет, когда Егор перешёл в 8 класс. Занимался он по скайпу 2 раза в неделю по 45 минут с сильнейшим противлением. Наша репетитор воистину святая, что выдержала всё это. Она старалась найти подходы: смотрела фильмы, интересные Егору, чтобы иметь возможность обсуждать их на английском. Она постоянно что-то выискивала и присылала в надежде «зацепить», пробудить интерес. Танцы с бубнами были знатные, отношение Егора было халатным, однако, не мытьём так катаньем мы добились того, что сын в итоге сдал ОГЭ по английскому на 4, причём на устойчивую такую 4 (набрал 57 баллов, а от 59 баллов уже ставится «пятёрка»).

Больше всего мы боялись математики. С ней у Егора всё время были проблемы. «Самое слабое звено» (с). Мои родители учителя математики, так что я попросила маму заниматься с Егором по скайпу. По субботам занимались алгеброй, по воскресеньям геометрией. Поначалу занятия длились час плюс домашние задания. Егор какое-то время делал домашку, но потом категорически отказался. Тогда мы договорились, что занятия будут по полтора часа, но без домашней работы. Математика шла со скрипом, с сильным сопротивлением, со стенаниями на тему «как же меня всё достало», «ненавижу субботы и воскресенья», «зачем всё это нужно».

В результате ОГЭ по математике Егор сдал на 4. И это ему ещё почему-то не засчитали 2 балла за задачу по геометрии (решённую полностью и совершенно верно, просто другим, «не самым стандартным» способом). И ещё 1 балл могли бы дать (но могли и не дать) за решённую без пояснений задачу по алгебре. Если бы мы сдавали ОГЭ в Москве, то обязательно подали бы апелляцию. Но ехать снова в Питер было нерентабельно – даже если бы баллы добавили, всё равно в итоге «четвёрка» была бы. Да и если бы была 5 – никакой погоды она бы не сделала. Ну а если учесть, что знаний на 5 баллов всё равно нет, то и подавно не за что было бороться.

С русским языком я тянула дольше всего. Страшно было браться за поиски преподавателя. Всё пыталась представить, как буду объяснять педагогу, почему мой ребёнок не знает, что по программе проходили в прошлом году или проходят в этом. Но время шло, тянуть было уже некуда и я опять через интернет выбрала репетитора, по фотографии. На фото женщина улыбалась, это показалось мне хорошим знаком. Уже потом выяснилось, что у неё самой сын учится дома. А ещё она видит ребёнка. В смысле – не ученика, а ребёнка. Со всеми его особенностями, уникальностями и прекрасностями. Они хорошо поладили с Егором: ему нравилось заниматься с ней, а преподавателю он был интересен своими мыслями, суждениями, взглядами.

Занимались по часу дважды в неделю. Я не просила отчётов о занятиях, полностью доверилась преподавателю, зато слышала  в течение учебного года от репетитора, какой у меня замечательный ребенок, со своим взглядом на жизнь. Через несколько месяцев репетитор предложила либо сократить количество занятий до 1 раза в неделю, либо вообще пока перестать заниматься, а за месяц до ОГЭ интенсивно всё вспомнить – оказалось, что с русским языком у ребёнка всё в порядке. Второй вариант меня совсем не устроил – Егору так нельзя, ему нужно постоянно быть «в предмете», чтобы был какой-то толк. И мы не без сомнений сократили количество занятий в неделю. Однако вскоре стало ясно, что одного раза недостаточно, и вернулись к прежнему графику. ОГЭ по русскому Егор неожиданно для меня сдал на 5. 

Кому актуально, поделюсь контактами репетиторов.

Информатику Егор сдал на 5, но набрал баллов на нижнюю границу «пятерки». И тут я недовольна, так как это единственное, к чему даже усилий прилагать было не нужно. Здесь я ожидала, что сын наберёт максимум баллов, все возможные баллы.

Но вообще, две «пятёрки» и две «четвёрки» за ОГЭ – результат более чем приличный. Я очень довольна. Учебный год был непростым, но не самым сложным из всех наших лет на семейном образовании. 

Продолжение следует.

Предыдущие части: