Есть разница: ходить в школу самому и отдавать туда своего ребёнка

Фото Алины Шаровой

Этот материал – последняя личная история нашей команды. Ольга Балашова – редактор журнала «Семейное образование» и редактор сайта проекта, мама 9-летнего хоумскулера и маленькой дочки. 

Путь нашей семьи к семейному образованию начался, как ни странно, в детском саду, куда пошёл мой сын Владик в три года. Буквально с первого дня появились проблемы – в группе не было постоянного воспитателя, дети из-за этого нервничали и долго не могли адаптироваться, родители ходили к заведующей и в местный отдел образования. Я наблюдала, как выживают хороших, но не вписавшихся в коллектив педагогов, как устраивают родительские собрания для чиновников, а не родителей, как эти чиновники хамят родителям, а не помогают. И понимала, что никому нет дела до самих детей. Психолог оказалась профнепригодна, старший воспитатель озабочена своей властью в коллективе. Заведующая красиво говорила, но не могла решить ни одну конфликтную ситуацию. Дети были средством самоутверждения взрослых. 

Неудивительно, что сын ходил в сад очень неохотно, по утрам его невозможно было разбудить и собрать. Он не запомнил ни одну воспитательницу по имени и в принципе не воспринимал их как сколько-нибудь значимых взрослых. И чем старше он становился, тем труднее было с этим справляться. Через три года почти ежедневной нервотрёпки я ушла в декрет второй раз и с облегчением забрала документы ребёнка из сада. И задумалась, как быть со школой. 

Спустя год после того, как сын пошёл в сад, сразу у нескольких моих подруг дети пошли в первый класс. Сложив их и наш опыт общения с системой, я поняла, что школа будет мучением. Мой ребёнок плохо переносит давление, я не терплю дурацкие требования и ограничения, тревожусь по разным поводам, избегаю коллективных родительских чатов и не горю желанием положить свою жизнь на алтарь домашних заданий. Ну и  вообще мы довольно хаотичная семья. Нам нужна вариативность и пространство для выбора, а ещё внимание к личным особенностям и уважение. Ничего этого обычная школа сейчас обеспечить не может. 

Мой личный школьный опыт не был особо травмирующим, хотя и абсолютно положительным его не назовёшь. Но есть всё-таки разница: ходить в школу самому и отдавать туда собственного ребёнка. 

Мучительные раздумья и поиски информации привели меня сначала к самой идее учиться дома, а потом и в тематическое сообщество Живого Журнала «Свобода в образовании». Тогда я поняла, что моя идея – не настолько экстремальная, как казалось сначала, что есть уже опытные родители детей на СО и есть место, где можно посоветоваться. Там же в сообществе я увидела пост Оксаны Апрельской о краудфандинге и поиске волонтёров и откликнулась. Мне было интересно основательно окунуться в тему, а ещё я хотела получить опыт работы в журнале – за несколько месяцев до этого я получила диплом редактора. 

Полтора года мы издавали печатный журнал и я действительно не только погрузилась в тему семейного образования с головой, но и получила бесценный профессиональный опыт. А главное – я нашла дело, которое мне нравится, и команду мечты. Лучшего коллектива в моей жизни не было. Мы дружим, работаем и веселимся вместе, поддерживаем друг друга, генерим идеи. В определённом смысле это уже даже не работа, а неотъемлемая часть жизни. 

Моему сыну всё-таки пришлось приобрести школьный опыт – восемь месяцев мы прожили в Израиле и там он ходил в школу, сразу во второй класс: израильский закон об образовании не так лоялен к обучению дома, как российский, да и у меня были не совсем реалистичные представления об израильских школах, как оказалось. 

Считается, что в израильских школах уважают детей и обращаются с ними бережно, учитывают индивидуальные особенности, поддерживают, помогают адаптироваться новичкам. И это, конечно, есть, но далеко не везде. Да, там более уважительное отношение к личности и более демократичное общение ученика с учителем, более щадящая программа в началке, учебники интереснее и занимательнее. Но такие же большие классы с одним кричащим учителем, которого не хватает на всех. Никакого внимания к личным особенностям, характеру, индивидуальному темпу адаптации. И так же как у нас, учителя и школьные психологи чаще всего не хотят слышать родителей в спорных случаях.

Владику было очень тяжело адаптироваться в школе – кроме того, что он не знал языка, ему забыли объяснить заранее внутренние школьные правила, а вот наказывать не забывали. В самый сложный период адаптации от него требовали учебной мотивации и активной работы на уроках. Когда мы решили сделать один выходной от школы в середине недели, чтобы снизить психологическое напряжение дома, нам грозили опекой за прогулы. Эти месяцы учёбы подтвердили моё предубеждение против школы и по возвращении домой мы радостно перешли на СО, чему ребёнок был очень счастлив. 

Сейчас он занимается с учителем по скайпу русским языком и математикой в комфортном темпе. Часть занятий индивидуальные, часть групповые. Я пока не знаю, в каком формате сын будет учиться в следующем году – ему не хватает общения со сверстниками, необходимо создавать условия для этого общения. Думаю, за лето мы вместе с ним определим стратегию на будущий год и основные интересы, вокруг которых будем строить учебные планы.  

 

comments powered by HyperComments