Домашнее издательство и анскулинг

Меня зовут Ольга, моего мужа – Саша. Десять лет мы вместе, и за эти годы успели пожить в трех городах, двух странах, родить троих сыновей (всех в разных городах) и поработать вместе в разных делах. Сейчас у нас Домашнее издательство skrebeyko.ru.

Наши мальчишки помогают нам во всех делах. Саша – старший сын, ему семь лет, поначалу ставил фирменные печати на конверты и коробки. Никита (ему четыре) помогал раскладывать конверты по полу, чтобы краска высохла. Это было год назад. Сейчас Санька вовсю помогает нам комплектовать заказы. Открывает компьютер, смотрит, что нужно вложить, сам собирает, вместе проверяем – и запаковывает. И даже младший, Михаил, встречает вместе со мной курьера, помогает по полу довезти посылки до курьера, принести нужные бумаги. И всё это – с восторгом!

Мальчишки у нас домашние – Сань ходил в сад от силы месяц, Ник и Мих – никогда. В школу Сашка тоже не пошёл. Мы думали прикрепиться к школе Биттнера, но, по разным обстоятельствам, так этого и не сделали. И как-то перестало нам, родителям, быть страшно, что наш ребенок – анскулер. Почему?

  • Во-первых, в его занятиях и деятельности есть смысл – он не просто учится считать, он понимает, зачем вообще нужна математика.
  • Во-вторых, он довольно быстро схватывает все, что ему интересно. Под этим соусом я нахожу хулиганские прописи – и вот он выводит буквы. Или Зубаку читает – и смеёмся вместе.
  • В-третьих, в его жизни есть место и спорту, и Школе мастерства и предпринимательства – он занят.
  • В-четвертых, на онлайн олимпиадах от прекрасного проекта uchi.ru он набирает ничуть не меньше баллов, чем ребята из школ.
  • В-пятых, у него есть время на игры и веселье с братьями и на любимый конструктор Лего.
  • В-шестых, совместная с нами работа воспитывает в нем ответственность и дисциплину. Они с папой обговаривают сроки сдачи заказа – и Саньке важно распланировать свою деятельность, чтобы успеть. Иначе заказов больше не будет. Однажды сын ставил будильник на 7 утра, чтобы успеть к папиному отъезду допечатать конверты. Был и брак в его деятельности – и он знает этому цену.

Мы считаем очень важным воспитывать в мужиках мужиков. Именно поэтому мой муж ведёт занятия с мальчишками от 5 до 14 лет в Школе мастерства и предпринимательства. Там парни проходят полный курс – от зарождения идей до производства продукта, его упаковки и продажи. Раз в месяц парни выходят на ярмарки и продают то, что делают своими руками. Работают с разными материалами – дерево, керамика, делают игрушки и кружки. Даже не знаю, чем они удивят нас на следующей ярмарке. Санька ездит с папой практически на все занятия, иногда берут с собой и Никиту. Однажды Никита напросился поехать с ними. А там мальчишки 10-14 лет. Саша говорит: «Скучно тебе будет, мы пока разговариваем, планируем». Но Никита настоял, сидел тихонько, слушал, не мешал. И вот Саша рассуждает с ребятами: «Что же нам нужно вложить в себестоимость товара? Материалы – да. А что еще?». Молчат, не знают. И тут голосок из угла – «Работу!» Никита наш знает!

Когда мы жили в Крыму, у мальчишек были дела и обязанности. Никита кормил собаку Мирту дважды в день, Саня ее выгуливал и кормил кур. Сейчас, когда мы живем в квартире, мальчишки моют за собой посуду каждый раз сразу после еды, Санька выносит мусор и покупает хлеб, молоко.

И вот нам видится, что именно в самой жизни, в полноправном участии в делах родителей, в преодолении трудностей – самая лучшая учёба.

Вам удается вовлечь детей во взрослые дела? В домашние или рабочие? Как считаете, что можно придумать, если нет семейного бизнеса, чтобы приобщать детей ко взрослым делам? И надо ли это? Ведь многие родители говорят детям: «Твоя задача — хорошо учиться, а наработаться ты еще успеешь». Это помощь или «медвежья» услуга?


Анскулинг – это метод обучения, который утверждает приоритет занятий, избираемых ребенком самостоятельно, что включает в себя не только изучение академических предметов, но и обучение в игре, творчестве, повседневной жизни, путешествиях, общении и т.п.

Анскулинг характеризуется отказом от последовательного изучения школьной программы, при том на деле он не отрицает ни наличия учебников, ни помощи наставника, помимо родителей (педагога, тренера, мастера), ни посещения коллективных занятий. Единственное его радикальное отличие заключается именно в том, что в каждый момент времени именно ребенок принимает решение о том, чем именно заниматься, где, с кем и как долго.