Сторителлинг: видеть необычное в обычном

Изо дня в день мы сталкиваемся с необходимостью кому-то что-то рассказывать и при этом не всегда чувствуем себя уверенно. Разобраться, почему так и что делать, помогает сторителлинг. Калька с английского storytelling, где story – история, telling – рассказывать. Самопрезентация, импровизация и спонтанность, пересказ, грамотное построение коммуникации, умение видеть необычное в самых повседневных вещах и интересно рассказывать об этом – всё это тоже сторителлинг.

Мы поговорили с теми, кто точно знает все тонкости и секреты не только в теории, но и на практике, кто сам придумал и рассказал множество хороших историй, и расспросили их о том, какое отношение рассказывание историй может иметь к образованию, и как находить общий язык со сложными зрителями.

Олег Куксовский – актер театра и кино, театральный режиссер (Московский драматический театр художественной публицистики). Поставил 5 спектаклей-сторителлингов в рамках проекта «Студия историй» в Театре.doc.

Константин Кожевников — актер и режиссер Театра.doc. Профессиональный сторителлер. Константин создал театрального-образовательный проект «Студия историй» и выпустил 9 спектаклей-сторителлингов, выступая в них в разных ролях — актера, режиссера и продюсера.

 Как связаны сторителлинг и образование?

 Олег: Мы с вами говорим об одном и том же. Мы рассказываем истории, и образование заинтересовывает зрителей историей. По сути образование – это и есть сторителлинг. Можно взять учебник и читать ребенку. А можно рассказывать историю, которой нет ни в одном учебнике, например, про детство Пётра Первого. Вы знаете, где родился Пётр Первый? В Кремле! Ничего себе, да? Скажите это ребёнку и сколько будет эмоций: «Ничего себе, в Кремле разве можно родиться?? Как это? В Кремле можно умереть, там Ленин лежит». Получается, что мы подходим к образованию совсем с другой стороны: рассказываем ребёнку  то, что ему интересно. Обычно детям интересны путешествия. И Пётр Первый мечтал о путешествиях, об Индии, но его туда не пускали. В этом месте история разворачивается к нам совсем под другим углом, и мы понимаем – вот откуда взялась идея получить выход к морю, всё не просто так. Для изучения других предметов тоже можно придумать героев, с которыми легче будет объяснять факты, и для физики, и для геометрии.

 Сторителлинг для взрослых и детей отличаются? Приемы, структура?

 Олег: Нет, вопрос только в теме. Если посмотреть глубже, сторителлинг не только рассказывает истории, он еще и существует в нескольких ипостасях: личность, рассказчик, персонаж. Я, автор, рассказываю через персонажей. Чем их больше, тем интереснее история. И закладываю туда ценности уже в зависимости от того, с какой публикой работаю. Обычно мы знаем, кто в зале: дети или взрослые, мальчики или девочки, женщины или мужчины. Безусловно, есть так называем штампы – интересы аудитории в зависимости от возраста, пола и других особенностей. Лучше всего сделать одну историю, которая способна вообще всех затронуть. Например, дети часто приходят с мамами и бабушками или учителями, мы не можем сделать вид, что их нет. Когда получается универсальная история – это идеальный сторителлинг. Он чем-то похож на кино — ты сам создаешь среду, персонажей, наделяешь их какими-то ценностями, характеристиками и развиваешь эту историю. Обязательно ценности, которые ты передаешь в истории, должны отражаться в сердцах слушателей, иначе всё зря.

Константин: В этом смысле хороший пример – Дисней с его многослойными мультфильмами, там много обобщений и типовых решений. Я, взрослый, смотрю эти мультики, и они до сих пор меня цепляют. И каждый видит в них что-то своё. 

Бывает, что в зале оказывается зритель, ребенок или взрослый, кто мешает, не участвует, выбивается или перетягивает на себя внимание? Какие приемы вы используете, чтобы справиться с этим, есть какая-то фирменная технология, как свои границы удержать и чужие не нарушить?

Константин: У меня были такие случаи. Есть несколько вариантов решения. Самый редко используемый – жёстко ставишь на место из родительской позиции. Крайний вариант – угрожаешь, что вернешь деньги и выставишь. Обычный, рабочий вариант – вышучиваешь человека.

Это не жестоко, если возмутитель спокойствия ребенок?

Константин: Вышучивать тоже можно по-разному, не обязательно жестоко. Ещё с детьми хорошо работает вариант сделать их помощниками: дать реквизит, вытащить на сцену, назначить ответственными за что-нибудь. Или намекнуть на исключительность – рассказать, какой вот этот конкретный ребёнок умный и сообразительный, всё правильно делает и говорит, но другие-то пока не знают, в чём дело, им лучше не мешать.

Есть способ понять сразу, какой способ сработает?

Константин: Интуиция, плюс опыт, плюс психология. Ну и ориентируешься еще, на что у тебя сил хватит в данный конкретный момент, на что ты больше настроен.

Олег: Можно выскочку сделать героем истории. Он же почему выделяется — хочет быть замеченным, когда ты его делаешь личностью и персонажем, ты ему даешь именно это.  

Бывает, взрослый человек начинает выкрикивать какие-то реплики, иногда даже нецензурные. Делаешь его главным героем и все вопросы и отражения даешь через него: а вот как он, а вот что он скажет. И человек успокаивается. Хотя иногда бывает, что встает и уходит. 

 Последний вопрос, вернёмся к образованию. Что бы вы добавили в современную школу и что бы убрали оттуда?

Олег: Сейчас в школе не хватает индивидуального подхода. Но смысл педагогики как раз в том, чтобы найти подход к каждому. Вся наша система образования построена так, что самое важное для учителей – отчитаться. А, по-хорошему, на первом месте должен быть интерес к предмету, который учитель даёт, и ребёнок с его индивидуальными особенностями. И хорошо бы педагоги были прекрасными ораторами и рассказчиками. 

Константин: В идеале, если не трогать систему, потому что всю систему сразу изменить сложно, я бы ввёл кастинг педагогов – искать добрых и талантливых людей. Сейчас школа  — слишком формальная система, гибкости нет, без любви все.

25-26 марта с 11.00 до 20.00 в Москве журнал «Семейное образование»  и «Студия историй» проводят совместный интенсив по сторителлингу. 

Для кого?

Дети (12+) и взрослые

Каждый участник курса сам выберет, над какой именно задачей он хочет поработать: 

  • узнаем, как развить воображение и вовлекать слушателей в свою историю
  • научимся импровизировать, научимся видеть необычное в самых обычных вещах,
  • преодолевать страх, играть с текстом,
  • разберемся, где брать вдохновение, как отпустить контроль и стать более спонтанным. 

В процессе освоения жанра раскроем секреты хороших историй: 

  • из чего состоит история, 
  • каким может быть главный герой, а каким нет, 
  • как через истории других людей выразить свои мысли, 
  • как вдохнуть огонь в эпизод из обычной жизни 

А также:

  • сделаем  упражнения по драматургии, актерскому мастерству и режиссуре. 
  • освоим навыки, которые обязательно пригодятся в жизни: четко формулировать мысли, подавать себя в выгодном свете, налаживать коммуникацию и конечно же быть интересным рассказчиком.

Регистрация и подробная программа интенсива здесь.