Чему учат будущих педагогов

Фото theconversation.com

Марьяна Безруких

О современном образовании

В нашей ментальности – и это сейчас пропагандируется и очень чётко прослеживается – стремление к домострою. Мы предъявляем жёсткие требования к ребёнку, и почему-то считается, что жёсткие требования – это хорошо. Парадокс: в школе родители выбирают «строгого» учителя. А что такое строгий учитель? Это, как правило, очень жёсткий учитель.

Строгий учитель – тот, кого боятся и поэтому слушаются.

Да. И родители выбирают такого!

Чтобы была дисциплина. Потому что если не будет дисциплины, тридцать человек научить невозможно.

Тридцать человек в той тактике и методике обучения, которая используется в наших школах, вообще научить невозможно. И двадцать, и десять невозможно. И дело не в жёсткости. В тот момент, когда появились частные школы, где в классе было восемь-десять человек, мне приходилось много раз объяснять, почему с десятью сложнее, чем с тридцатью.

А почему с десятью сложнее, чем с тридцатью?

А потому что «глаза в глаза». Потому что когда тридцать – учитель смотрит  «в стенку», смотрит и работает фронтально.

А здесь нужно взаимоотношения выстраивать. А этому не учат. Учат, как преподать предмет.

Нет! И этому не учат! И это тоже парадокс.

А чему тогда учат?

Вот это – большой вопрос. Я учу магистрантов, которые закончили педагогический или психолого-педагогический факультет. Они ничего не знают о ребёнке, его особенностях, не знают, как эффективно учить и научить. Сомневаюсь, что многие из них хорошо знают свой предмет. А ведь это люди, которым предстоит консультировать родителей, которые должны будут понять особенности ребёнка, выстроить систему, тактику, дать рекомендации педагогу. Какие рекомендации они могут дать?

Почему так происходит? В чем проблема?

Просто система нашего высшего образования изжила себя. Сегодня лекции – бессмысленная трата времени. Потому что любой грамотный человек текст лекции может прочесть сам. А нужно к контексту дать новые статьи! Потому что текст лекции или учебник – это то, что знали о ребёнке, его развитии лет пять назад. Если говорить о психологии и психофизиологии развития ребёнка – это очень молодые, интенсивно развивающиеся науки, каждый год мы получаем принципиально новые данные. И пока они дойдут до учебника – пройдет лет десять. Значит, в учебниках информация как минимум десятилетней давности. Но я знаю учебники, которые сегодня используются – шестидесятилетней давности!

И ещё: у преподавателя в вузе сумасшедшая нагрузка, а нужна индивидуальная или групповая работа.

К сожалению, профессионалов мало, и в ближайшие десять лет больше их не будет. Поэтому надежды на то, что что-то изменится в школе или в вузе, нет.

Более того, чем больше свободы сейчас в детском саду, тем хуже. Каждый детский сад сейчас имеет право разработать собственную программу. Где специалисты, которые могут это сделать?

Ну есть же в саду методист…

Где методисты, которые умеют это делать? Это ведь очень серьёзный вопрос. Вот у нас есть программа «Ступеньки к школе» – мы её разрабатываем пятнадцать лет! И сейчас она выходит, это результат пятнадцатилетней работы и сорокалетней базы исследований возрастной психологии.

Читайте во втором номере «Семейного образования» о психофизиологических особенностях дошкольного возраста в интервью с Марьяной Михайловной Безруких, учёным-физиологом, психологом, доктором биологических наук, профессором, академиком Российской академии образования (РАО), лауреатом Премии Президента РФ в области образования, директором Института возрастной физиологии РАО.

comments powered by HyperComments