Никто не знает, как повлияет успеваемость в учёбе на дальнейшую жизнь

Сегодня семейное образование уже не выглядит чем-то экзотическим. Родители оставляют детей учиться дома по разным причинам. Одни хотят совмещать учёбу и любимые занятия, чего не позволяет сделать высокая загруженность детей в современной школе. Других не устраивает качество образования и квалификация учителей. Третьи предпочитают сами выбирать, чему учить собственных детей, четвёртые вообще считают, что детей специально обучать не нужно – тому, что им интересно, научатся сами. Опыт каждой семьи уникален, но все сходятся в одном – в желании вырастить детей  приспособленными ко взрослой жизни и успешными. Кто знает про успех больше, чем бизнес-тренер? Мы расспросили Максима Дранко – бизнес-тренера, НЛП-Мастера, спикера мероприятий «СО»  и папу двоих хоумскулеров о том, как влияет красный диплом на успехи в карьере, какие шаблоны мы выносим из школьных стен и как меняется жизнь семьи после перехода на семейное образование. 

— Максим, расскажи, пожалуйста, про твоих детей, как получилось, что они оказались на семейном обучении. 

 

— У меня как у Новосельцева – мальчик и мальчик, 6 и 8 лет. Старший ходил в школу в первый класс, со второго класса мы ушли на семейное образование. Ребёнок очень хорошо проходил в первый класс, потому что нам очень повезло с учительницей. Но, к сожалению, она за год совершенно выгорела профессионально, вплоть до проблем со здоровьем, и отказалась от классного руководства. В конце лета мы пошли знакомиться с новой учительницей, которую прислали на замену и поняли, что это совсем не то, что нам нужно. Когда она с гордостью рассказала, что занимала руководящие посты в РЖД, мы приняли решение уходить из школы.

— А почему задумались о переходе на СО в принципе, как и когда эта мысль пришла в первый раз?

— Честно, уже не помню точно момент. Видимо, была не одна причина. Во-первых, я начал общаться с людьми, связанными с темой семейного образования. Во-вторых, появился реальный опыт перед глазами — у знакомых. Ну и в-третьих, потому что я хочу, чтобы у моих детей всё было иначе, чем у меня, такая психологическая проекция. Я не помню, чтобы мы много времени проводили вместе с отцом. Он был военный. Утром на службу уходил, вечером возвращался. А я в таком же режиме учился в школе. И ни у кого из нас не было сил на общение совсем. Я хочу много времени проводить с детьми, хочу чтобы они высыпались. Ну и несовершенство образовательной системы меня смущает, конечно. К сожалению, она не успевает адаптироваться к современному миру, в школе сегодня учат не тому, что нужно в жизни. У меня образование базовое военное, МЧСовское, я капитан  запаса МЧС. Да, оно мне сейчас пригождается во многих ситуациях. Но будущий мир другой. Сейчас я, как бизнес-тренер, переучиваю людей, убираю школьные паттерны. Есть, например, школьный шаблон «не знаешь — двойка», который вырабатывает рефлекс «не знаешь — ты плохой». И на выходе получаем взрослых людей, которые сидят на совещании и боятся спросить, если что-то непонятно. Моя стратегия «не знаешь — молодец, иди учись». Я хочу, чтобы у моих детей был выбор и они умели принимать решения сами за себя, чему их, к сожалению, школа не научит. Но я в любом случае не из фанатиков, настаивать исключительно на семейном образовании не стану, если дети захотят вернуться в систему. Главное, чтобы у ребёнка к этому моменту были модели принятия решения, работы с социумом, противостояния авторитету учителя. 

— Как у вас устроено обучение сейчас?

— Дети занимаются с учителем на дому. Мы взяли базовую школьную программу, для того чтобы сдавать аттестации, и занимаемся по ней. Два раза в неделю я вожу мальчиков на занятия. С младшим, кстати,  всё очень легко получается – он тянется за старшим. Вот ему еще год до школы, а уже читает и пишет. 

Ну и дальше мы смотрим, что детям интересно, где проводят больше времени. Когда мне задают вопрос, как оторвать от мультиков, для меня это странный вопрос — мои дети смотрят мультики, конечно,  но чаще я вижу старшего на Youtube. Он ищет ролики о том, как собрать левитрон, или как работает поезд на магнитной подушке. Ещё он ходит на шахматы и в другие секции, которые нравятся в данный конкретный момент. Если я вижу, что детям интересны химия и физика, я ищу подходящие мероприятия, веду их туда и смотрю, идёт или нет. Недавно мы были на лекции по физике — мне самому было интересно, потому что рассказывал человек, влюбленный в свое дело. И все эти забытые понятия «дифракция», «интерференция» всплыли в моей голове. 

— Здорово, что дети в 6 и 8 лет уже знают, что это вообще такое.

— Конечно. В этом возрасте мозг впитывает всё как губка. Если их учить различным методам и приемам, которыми мы пользуемся как костылями – например, техникам принятия решения, майндмепам, и прочая – это всё встроится в мозг как прошивка в компьютер. И чем раньше и чаще дети станут это применять, тем эффективнее будет результат. 

— Как ещё ваша жизнь на СО отличается от той, что была во время школы? Кроме того, что ездите по занятиям и интересным мероприятиям.

— Мы начали высыпаться все, потому что никому не нужно вставать и везти сына в школу. Я по себе знаю, что если не высплюсь и встану раньше определённого времени – я не функционален. Почему дети должны отличаться? 

Конечно, выросла нагрузка на родителей, потому что детей нужно возить по занятиям. Выросла финансовая нагрузка – мы даём то, что детям интересно, а не то, что есть в школе, и все лекции  и кружки стоят денег. Понятно, что это не расходы, а инвестиции в будущее, но тем не менее.

— А с точки зрения психологического комфорта – ребенок стал спокойнее или наоборот, доволен, не доволен, почувствовал ли вообще разницу?

—Если спрашивать сейчас — хочет ли он в школу, или остаться дома, старший говорит, что хочет остаться дома. Он немножко интроверт и ему классная система не подходит, нужен индивидуальный подход. У него своя скорость мышления, даже на вопросы отвечает  условно дольше, чем некий «средний» ребенок. Школа — не его формат. В остальном сказать, что что-то поменялось, не могу. 

— Вы как родители устаете сильнее?

— Супруга точно устает сильнее, потому что на ней функция контроля сейчас. Но я стараюсь какие-то техники тайм-менеджмента применять, та же «помидорная техника»: сесть, 15 минут делать одни уроки. Или понаблюдать за сыном, когда уроки делает, когда не делает, биоритмы посмотреть.  На семейном обучении  с ребенком нужно реально заниматься и воспитывать его. Обычно школа забирает на себя функцию воспитания. Педагог, который проводит с ребёнком много часов в день, все равно занимается воспитанием: «Сиди здесь», «не бегай», «не разговаривай». А в семейном образовании функция воспитания ложится на плечи родителей и нужно понимать, как вы с этим справляетесь. Можно накричать и криком заставить ребенка делать уроки, но есть ли в этом смысл. Самая серьёзная работа – определить собственные цели, для чего всё это обучение нужно. Для меня критерий очень простой – приносит ли процесс в моменте счастье и удовольствие? Никто не знает, как повлияет успеваемость в учёбе на дальнейшую жизнь. Я закончил школу с отличием, получил красный диплом в вузе. Разве это коррелирует с моими доходами или повлияло на что-то в моей жизни? Где эта причинно-следственная связь?

— Так она есть или нет, ты видишь её?

— Никто не знает, это же не понятно и невозможно оценить. Зато остался перфекционизм, который нужно потом кровавыми методами вытравливать из себя. В суровой взрослой жизни, когда работаешь на проекте, и говорят, что не надо на пятерку, сделай на трояк, но в рамках бюджета и вовремя, чтобы сейчас работало, потом допилим, появляется сильнейшее сопротивление: это же даже не четверка, давайте еще чуть-чуть поработаем, но уже новый этап проекта начался, работа дальше идёт. Я помню, как было даже физически тяжело, какие конфликты были. Это всё привет от красного диплома. Нужно быть гибким, уметь быстро перестраиваться – вот эти навыки нужно развивать. Школа этого не делает.

— Раз уж мы вернулись к школе — что бы ты добавил в современную школу, а от чего бы отказался?

— Добавил бы то, чем я сейчас занимаюсь – тренинговые методы, игровые методы, то, что сейчас в мире бизнеса уже отточено. А ещё фасилитационные техники: когда класс договаривается с учителем. Это важно – научить принимать решения сообща. Мир будущего — это мир коммуникативный. Ещё бы добавил более внимательное влияние бизнеса на школы. Я точно знаю, что ряд крупных российских компаний начинает отбор персонала к себе уже даже не с вузовской скамьи, а со школьной. Есть профильные вузы, профильные колледжи, должны быть и школы реальные. 

Что бы убрал — да людей бы убрал, наверное. В идеальном мире я бы поменял всех старых сотрудников на новых, влюбленных в профессию. Я искренне верю, что учиться можно только у того, кто любит и свое дело и свой предмет, и у кого горят глаза.

— Где взять столько учителей с горящими глазами, чтобы на всех хватило?

— Я тебе расскажу. Они сейчас работают продавцами сотовых телефоном, менеджерами чего угодно от клининга до логистики. Есть очень много людей, которые любят делиться знаниями, им нравится прочитать интересное и поделиться с другими. Такие люди всегда были. И ваш журнал, и мы, тренеры, вот тоже занимаемся сейчас просвещением в том числе.