10 вопросов к маме взрослых анскулеров

Пэм Сорушиан – профессор экономики и статистики в одном из американских колледжей, а также мама троих взрослых дочерей-анскулеров.

1. Как вы впервые узнали об анскулинге, и что привело вашу семью к нему?

Это было достаточно давно. Моим дочерям сейчас 31, 28 и почти 25. Две старшие дочери какое-то время учились в школе. Мы искали школы, меняли их, и в конце концов остановились на государственной, где не было ни домашнего задания, ни оценок, ни тестов. В целом всё было хорошо, наверное, это был лучший вариант из всех возможных, однако, я продолжала жаловаться сестре то на одно, то на другое, пока она не сказала – да, школа никогда не будет такой, как ты хочешь. Ещё я стала замечать, что старшая дочь (в то время ей было 9 лет) стала терять природную тягу к знаниям, огонь её интересов стал постепенно угасать. Средняя дочь очень талантлива от природы, ей запросто давалось чтение, письмо, но я чувствовала, что она скучает в школе, и школа не дает простора для реализации её способностей. Даже учительница говорила – извините, мы не можем дать ей больше.

Однажды дети заболели ветрянкой, все трое, и им пришлось сидеть дома. Был апрель, в целом дети чувствовали себя хорошо, и мы прекрасно проводили время. В нашей школе опасались, что девочки могут быть заразными, поэтому они сидели дома четыре недели, пять недель, шесть…, пока не наступил конец мая, и до конца учебного года оставалась одна неделя. Старшая дочь решила пойти в школу на эту неделю и завершить учебный год.

Пока же они были дома, я начала изучать информацию о хоумскулерах, и обнаружила, что буквально по соседству с нами будет проводиться конференция анскулеров. Итак, дети пошли доучиваться в школе, а я отправилась на конференцию. Больше мы в школу не вернулись. Старшая дочь сначала просилась в школу, я предложила ей побыть дома 6 недель и потом решить, но уже через две недели она сказала – я не хочу возвращаться в школу, дома мне нравится гораздо больше.

И вот, мы стали анскулерами (в то время не было термина хоумскулеры, поэтому всех, кто не ходит в школу называли анскулеры). Мы нашли группу поддержки, стали проводить много времени вместе, ходить на пляж каждый день (мы живем в Южной Калифорнии). В наших краях выступал Джон Холт, идеи анскулинга витали в воздухе, и если вы ещё не учили детей дома, то наверняка, были на пути к этому. Анскулинг полностью соответствовал тому, о чем я мечтала, думая об обучении детей. Мне почему-то не приходило в голову, что дети не обязаны ходить в школу.

Каждый год я спрашивала у младшей дочери – может, ты попробуешь походить в школу, чтобы узнать, что это такое, хотя бы недолго? На что она отвечала – нет, спасибо, мне и так хорошо. Когда она училась в последнем классе, я говорила – это твой последний шанс, может, ты хочешь поучиться в школе? Однако, она так и не захотела попробовать, несмотря на то, что у неё много друзей-школьников. Мне было важно дать ей понять, что выбор есть и это её выбор.

2. Расскажите немного о том, как выглядит обучение у анскулеров

Когда один из ваших детей активно чем-то интересовался, что вы делали для поддержки исследований в той или иной области? И как вам удавалось организовывать жизнь, чтобы следовать за интересами всех троих детей?

Хм, их главным интересом была игра, и они играли всё свободное время. Ещё им нравилось шить одежду для животных. Моя же задача была в том, чтобы снабдить их нужными материалами и инструментами, а затем немного прибрать, чтобы освободить место для новой игры. Они много времени проводили в игрушечном домике, играли в куклы, в ролевые игры. Достаточно много смотрели телевизор, играли на компьютере (у нас был один компьютер, поэтому приходилось устанавливать очередь, договариваться). Иногда компьютерная игра и то, что там происходит, переходила в ролевую игру. Не могу сказать, чтобы они много учились.

Они начали учиться чуть позже. Старшая дочь любила записываться на различные курсы. Мы живем в Лос-Анжелесе, где можно найти огромное количество музеев и занятий для детей и взрослых. Они ходили на разные фестивали, пели, танцевали, ходили на пляж, играли с собакой. Иногда проводили в бассейне по 8-10 часов подряд. Я только приносила им еду и ставила на бортик. Они занимались тем, чем обычные дети занимаются в выходные, только у моих детей такая жизнь была все семь дней в неделю. Всё отличие было только в том, дома ли был мой муж или нет. Мы ходили в гости, принимали гостей – время пролетало очень быстро.

Один из плюсов анскулинга – время, которое мы можем проводить вместе. Мы лучше узнаём друг друга, выстраиваем прочные взаимоотношения внутри семьи. Частью общения является и злость, и обида друг на друга, особенно между братьями и сестрами.

3. Что вы делали, чтобы помочь детям уладить конфликты между собой?

Не уверена, что я поступала идеальным образом. Обычно я старалась вмешаться в самом начале конфликта. Большая часть недоразумений происходила из-за нехватки чего-либо: всем одновременно нужна какая-то книга или какая-то игрушка. Одна хочет смотреть телевизор, в то время как вторая хочет поиграть рядом на пианино. Я старалась предложить что-то взамен ещё до того как разгорится ссора. Это требует понимания детей на уровне чувств – отреагировать в момент, когда буря только начинается. С подросшими детьми важно дать им возможность разобраться самим, применяя социальные навыки, которые у них уже есть. Некоторые люди предпочитают вообще не вмешиваться в детские конфликты, другие слишком активно включаются в любой спор. Для меня это был меняющийся процесс, в зависимости от возраста детей.

Сейчас мои дочери прекрасно ладят между собой, они лучшие друзья друг для друга (25, 28, 31). Они постоянно встречаются, разговаривают, хотя и сейчас находят повод поспорить.

sisters

Но теперь-то я уж точно не вмешиваюсь, хотя иногда мне хочется сделать это. Когда вы проводите вместе много времени, живете как единая семья, какие-то недоразумения просто неизбежны. Я бы советовала родителям маленьких детей, находящихся на грани конфликта, дать им больше пространства – разделить их во времени и пространстве приглашать чаще друзей одного из спорящих, дать им какие-то задания по дому и вне его, дать возможность детям расслабиться и успокоиться. Помогает приглашать в гости друзей, тогда внимание детей переключается, и постоянное недовольство друг другом можно предотвратить. Ещё помогает взять одного из детей с собой и отправиться куда-нибудь. Разделить их не в качестве наказания, а в качестве приятного времяпрепровождения – например, пойти вместе в магазин или в кафе.

Также помогает пространство внутри вашего дома или квартиры. Если ребенок знает, что у него есть своя комната или угол, где он может побыть в одиночестве, где его никто не будет беспокоить, то он сможет успокоиться и восстановиться гораздо быстрее. Две мои дочери – выраженные экстраверты, третья же – яркий интроверт, вот ей было очень важно иметь свое пространство, где она может расслабиться, побыть одна столько, сколько нужно, – иногда несколько часов подряд.

Ещё отмечу, что бывает, когда ничего не помогает, тогда надо остановиться и попробовать что-то совершенно другое. Не стоить мыслить в категориях «белое» и «черное», можно пробовать немного того, немного другого. Если что-то начинает получаться хотя бы немного, применяйте это, но маленькими шагами, едва заметными изменениями. Наблюдайте за своими детьми. Очень важно родителям не огорчаться из-за споров детей, не стоить думать, что они будут ссориться всю жизнь. Важно сохранять спокойствие. Дети, особенно подростки, могут громко кричать друг на друга, оскорблять друг друга, даже говорить «я хочу, чтобы тебя не было». Такие слова не могут не задеть родителя, однако, чаще всего дети не придают своим словам такое же значение, как мы. Это выражение сильных эмоций, с которыми они не знают что делать. Лучшее, что может сделать родитель – помочь детям выразить свои эмоции более мирным путем и стараться не смешивать собственные эмоции с эмоциями детей.

4. Насколько я знаю, в течение нескольких лет ваш супруг опасался анскулинга. Что вы делали с этим?

У нас в Калифорнии есть стандартные школьные программы, предлагаемые частными школами. Осенью, когда мы решили, что дети не пойдут в школу, мой муж был немного этим озабочен, поэтому я записалась на такую встречу с преподавателями. На встрече было более 30 учителей, однако, в те дни всё было пропитано духом свободы и Джона Холта. Даже учителя говорили так, как думала и я сама. Три учителя даже написали книгу об альтернативном образовании. В те времена они не говорили о «хоумскулинге» или «анскулинге». Они назвали книгу «Обучение вслед за интересами ребенка». Они говорили о плюсах подхода, при котором родители поддерживают интересы своих детей. Это и стало отправной точкой нашего домашнего обучения без расписания, учебной программы, оценок, и помогло мужу принять новые обстоятельства нашей жизни.

Обычно папы настроены более скептично к идее домашнего образования, и именно участие в конференциях и выступлениях помогает им согласиться с желаниями семьи. Сейчас за моими плечами опыт выступления более, чем на 30 конференциях. Многие папы подходили ко мне и благодарили за выступление, говорили о том, что оно им очень помогло. Кроме того папы видят, что это не очередная прихоть или хобби «сумасшедшей жены», которое она забросит через несколько месяцев, что вокруг много сторонников и единомышленников.

Мой муж думал, что детям нужна последовательность в обучении, что я потеряю интерес к учебе дома через год или два. Я говорила – не знаю, что будет потом, школа не устраивает нас сейчас и надо поступать сейчас так, как кажется разумным. Муж не читал никакой литературы по хоумскулингу, в то время как я, ещё будучи студенткой, читала Джона Холта, книги об опыте Саммерхилла. Т. е. мои идеи об идеальном обучении и образовании были сформированы уже давно, я только не знала, что родители могут воплощать их сами, в одиночку.

Мой муж из Ирана, поэтому его волновала и юридическая сторона анскулинга, однако, увидев полный зал родителей, которые учат детей дома, учителей, которые сами пропагандировали свободную учебу, он постепенно согласился со мной. Более того, он один был на нескольких конференциях хоумскулеров – в Сан Диего. Определенные сомнения у него все равно остались, иногда, особенно когда девочки стали подростками, он говорил – «а не пора ли им позаниматься», «почему они не знают этого»? С другой стороны, мой муж — тренер футбольной команды, у него всегда занималось много подростков, и он часто встречался с их негативным поведением, а также с тем, что подростки-школьники не могли похвастать хорошими знаниями.

По сравнению со школьниками – подростками у наших девочек всё было прекрасно! Я часто говорила мужу – дети могут найти конкретную информацию, но гораздо труднее стать хорошим человеком, с правильным отношением к членам семьи. Их характер, личность и поведение гораздо важнее.

Ещё я припоминаю такой случай – младшая дочка вышла с подружками после тренировки и одна девочка спросила у неё – а ты знаешь, где находится Бельгия? Муж думал, что дочка не сможет ответить, т.к. она не учила географию специально, однако, она ответила. Дети, свободные от обязательных уроков, все равно познают мир, и зачастую знают гораздо больше, чем кажется родителям. Но больше всего моему мужу помогло то, что он увидел, какими прекрасными людьми растут наши дети – заботливыми, внимательными, дружными. Я повторяла мужу: «Ты должен доверять мне в этом вопросе. Или изучи сам вопрос домашнего образования, или доверяй мне». Это помогло.

Сам муж вырос в другой школьной системе. В Иране, откуда он родом, школьное обучение и учеба в колледже достаточно суровы и строги. Он учился 6 дней в неделю, с обязательными домашними заданиями и наказаниями за невыполнение, в том числе физические. Он считал, что американская школьная система слишком расслаблена, и от детей слишком мало требуется. Когда мы только уходили из школы, вероятно, он думал, что уж теперь-то мы возьмемся за учебу, и будем заставлять детей учиться днями напролет. Поэтому он был в шоке, видя, что дети опять собираются на пляж. Однако потом и он стал видеть положительные результаты нашего нового образа жизни, и всё больше принимать такую учебу.

dad

И вот, 8 или 10 лет спустя, я слышала, как по телефону он обсуждал анскулинг и защищал его. Интересно, что нашу учебу дома будет правильнее назвать анскулинг, чем хоумскулинг, однако, дети учились каким-то чудесным образом. Напомню, что я преподаю в колледже, поэтому девочки часто приходили на мои лекции, садились на задние ряды аудитории и слушали то, что я преподаю. Колледж и его атмосфера были знакомы и близки им с самого начала.

Когда старшей дочке было 13, она увидела объявление о гончарной студии в колледже и записалась туда. Так муж увидел, что дети могут быть связаны с колледжем не только учебным расписанием, но и следуя своим интересам. Они использовали колледж, как развлечение. Дети показали, что они могут посещать занятия, общаться с учителем и другими студентами.

В то же самое время в школах начались изменения, и дети только и занимались тем, что готовились к сдаче тестов. Если мой муж спрашивал игроков футбольной команды, нравится ли им школа, никто не отвечал «да». Когда мои дочки ещё ходили в школу, всё было иначе, фокус был всё-таки на образовании, а не на тестах. Скорее всего, дети ответили бы, что им нравится школа. Однако всё изменилось в худшую сторону. Мои дети говорили о том, что их интересует, что им нравится, а школьные дети говорили о том, что они терпеть не могут.

5. Одна из тем, которая регулярно возникает у новичков анскулинга – просмотр телевизора

Мне всегда нравились ваши слова о том, что запрет на телевизор ещё больше влечет к нему детей, и в результате родители сталкиваются с обратным эффектом. Пожалуйста, расскажите об этом подробнее.

Начну с одного случая. У моей дочки есть подружка из семьи, где очень строго ограничивается время у телевизора. У них есть один маленький телевизор, который стоит в спальне родителей. В основном телевизор смотрит папа, что очень негативно комментируется мамой, причем в присутствии детей. Один раз девочка из этой семьи осталась ночевать у нас дома. Вечером девочки смотрели телевизор, и моя дочка достаточно быстро уснула. Утром я обнаружила, что подружка так и не спит, она сидела у экрана телевизора и держала веки руками, борясь со сном изо всех сил, но продолжая смотреть телевизор.

В нашей семье нет ограничения на телевизор. Мой муж вырос без телевизора в доме, но это потому, что у них в доме не было электричества. И вот, когда он переехал в США в 23 года, он полюбил телевидение и наслаждался цветными, качественными передачами. Когда дети были совсем маленькие, я думала, что мы никогда не купим большой телевизор, потому что это вредно детям. Каждый год муж получал бонус к зарплате и предлагал купить большой телевизор, однако, я бурно отказывалась, я не хотела этого монстра в нашей гостиной. Но в один день всё поменялось – однажды я вернулась домой, муж смотрел футбольный матч, я увидела, как ему нравится игра, какое он получает удовольствие от просмотра. Тут я и сказала – давай купим большой телевизор.

В экономике есть понятие – «убывающая предельная полезность». Суть этой концепции в том, что каждое дополнительное количество чего-то имеет немного меньшую ценность, чем предыдущее количество. Например, первый шарик мороженого будет самым вкусным и прекрасным. Второй шарик внесет свою лепту в общее состояние удовлетворенности, но будет чуть менее восхитительным. А третий шарик, если он будет, покажется ещё менее вкусным. От четвертого шарика, скорее всего, вы откажетесь сами. Это можно применить к чему угодно, включая телевизор. Если детям разрешить смотреть телевизор час в день, они будут в восторге, если два часа, то второй час будет чуть менее притягательным, если не ограничивать вовсе, то они достигнут момента, когда предельная полезность другой деятельности перевесит предельную полезность от просмотра телевизора. Если же вы ограничиваете время у телевизора, то привлекательность часа у телевизора всё время остается очень высокой.

Родители говорят, что тогда дети не будут делать ничего другого, а только смотреть телевизор. Я отвечаю, – до какого-то момента. Если не полностью отменить ограничения, а только смягчить их, например, предоставив ещё один час телевизора в день, то предельная полезность может значительно снизиться и, ребенок сам выберет другое занятие. Относительная ценность другой деятельности сама перевесит ценность времени у телевизора.

Когда мы ограничиваем просмотр телевизора, мы искусственно повышаем его ценность.

Это относится и к еде, и ко всему чему угодно. Дайте человеку насытиться тем, что его манит, и тогда он сможет разумно выбирать то, что ему действительно надо. Многие экономические теории строятся на этом. Например, спрошу – что из еды вы любите больше всего? Если вы ответите спагетти, то я спрошу – в течение недели вы ели только спагетти? Скорее всего, вы ели что-то ещё. Почему же вы не ели только спагетти, если это ваша любимая еда? Скорее всего, потому что вам хочется и разнообразия. После того, как вы съедите спагетти 2-3 раза подряд, предельная полезность этого блюда значительно снизится, и вы выберете что-то ещё.

Таким образом, родители сами создают излишнюю ценность телевизора через ограничения. Мой совет – если вы собираетесь вводить ограничения на просмотр телевизора, дайте больше, чем просят дети, и вопрос будет решен в вашу пользу. Дети даже могут подумать, что ограничений и нет вовсе, и сами выберут другую деятельность. А если они предпочтут телевизор, то может быть, это и есть то, что сильнее всего привлекает их в данный момент и принесет им пользу и удовлетворение. Возможно, стоит внести какие-то изменения в жизнь детей, чтобы не телевизор, а нечто другое обладало наивысшей предельной полезностью.

Если просто сказать – выключи телевизор, не предлагая ничего взамен, это лень родителей. Это отказ родителей объяснить, какие альтернативы есть у ребенка. Если ситуация такова, что дети предоставлены сами себе, могут смотреть телевизор сколько им вздумается, это означает, что в их жизни нет ничего лучше, и это печально.

tv

А, возможно, что в вашей семье растет ребенок – любитель телевизора. Все мои дети смотрят телевизор, я смотрю, мы обсуждаем передачи и фильмы, одна из дочерей просто любит телевизор. В настоящее время можно найти много качественных передач, которых не было 20 лет назад. Дети получают массу полезной информации, причем мы не можем заранее угадать, что именно они усвоят, мы не можем проникнуть в их мозг. Одна из дочерей, которая любит телевизор как-то смотрела два сериала в течение года, не пропуская ни дня, проводя по нескольку часов у телевизора. И вот, мы ехали в машине, и она стала рассуждать о том, какими были родители в одном и другом сериале. Где одни только казались хорошими, при этом подшучивали над детьми, и многиое им запрещали, а вторые – хоть и делали ошибки, но были готовы пересмотреть свое отношение и изменить своё поведение. Целый год дочь рассуждала о родительских моделях и отношениях внутри семьи, проводила сравнительный анализ, основанный на противоположном поведении. Тогда ей было 10 лет, сейчас ей 25, и она продолжает активно интересоваться темой детско-родительских отношений, отношениями между людьми.

Если родители говорят, что дети смотрят телевизор, как зомби, это не совсем так. Мозг продолжает активно работать. Мы вынесли массу пользы из просмотра телевизора и продолжаем им наслаждаться, учиться и прочее.

И последнее: если родители решатся снять запрет на телевизор, им надо быть готовым к тому, что первое время дети будут смотреть его достаточно много, пока не насытятся и не станут добровольно переключаться на другие занятия. У нас есть знакомая семья, где были строгие ограничения на телевизор и компьютер. Там дошло до того, что дети вставали среди ночи и тайком пользовались компьютером и телевизором. Если вы не хотите обманов и хитростей за вашей спиной, лучше открыто разобраться с этой темой.

Ещё один отрицательный момент – у детей появляется чувство вины, когда они смотрят телевизор в гостях или даже чувство вины за то, что им нравится телевизор сам по себе. Они растут с ощущением, что им нравится что-то ужасное, это очень мешает развитию доверия к себе, способности отличать что хорошо, что нет.

Некоторые родители говорят – а мы не хотим иметь телевизор в доме. Для меня это звучит аналогично словам о том, что кто-то сознательно не хочет иметь книг, или музыки, или картин в доме. Мы имеем возможность пользоваться прекрасным средством для развлечения, образования, зачем же отказываться от него?

Решение родителей на запрет телевизора основано на страхе возможного негативного влияния на мозг. Но если вы посмотрите на своих детей, на других детей анскулеров, то, скорее всего, вы заметите, что эти дети не похожи на пострадавших от телевизора. Их жизнь насыщена разными событиями. В итоге, родители должны принять решение сами, используя собственную логику, глядя на собственных детей и применяя собственный опыт. Моих детей нельзя назвать пострадавшими от телевизора. Они окончили колледж, получили степени, делают карьеру, у них всё хорошо. Они продолжают смотреть телевизор, и мы наслаждаемся им.

Я не вижу разницы между телевизором и театром. Иногда по телевизору можно увидеть что-то более хорошее, чем в театре. Почему-то никто не против того, чтобы сводить детей в оперу или на мюзикл. Каждый сезон мы ходим в оперный театр, и люди восхищаются этим – о, твоя дочь любит оперу. Почему-то никто не восхищается тем, что они любят тв-шоу. Хотя эти шоу прекрасны, качественны, интересны. Нет большой разницы между формами развлечения, обучения. Люди, которые с удовольствием ходят в театр, но критикуют телевидение, просто не видят его прелести. Единственный совет – подумайте об этом сами, мыслите шире, ищите то, что приносит вам счастье и удовольствие. Тогда и обучение будем максимально эффективно.

6. Каким вы видите обучение математике у анскулеров?

Будучи профессором экономики и статистики, вы прекрасно разбираетесь в математике, но для некоторых людей, эта область может показаться довольно сложной, особенно в свете того, что школьная математика сводится к учебникам и рабочим тетрадям. 

Я преподаю экономику, мне постоянно надо что-то считать перед 30-50 студентами, они задают вопросы, а я стою у доски. Мне надо очень быстро умножать и считать в голове. Я преподаю уже 30 лет, но до сих пор у меня проскакивает мысль – о, я не смогу это сосчитать. А вдруг я сделаю ошибку. Я стараюсь шутить в такие моменты и говорю – так, сейчас я буду считать, а вы проверяйте, чтобы я не ошиблась. Это нормально, что люди могут бояться сделать ошибку.

Многие люди (не могу сказать обо всем мире, но точно в США) обладают той или иной степенью страха перед математикой. И этот страх, так или иначе, ограничивает жизнь многих и многих людей. Более 70% студентов колледжей утверждали, что они выбирали специальность так, чтобы им не пришлось иметь дело с математикой. Когда я спрашиваю своих студентов, они соглашаются. Несмотря на то, что студенты моего курса хотят стать инженерами, бизнесменами, увидев, сколько математики им надо освоить, они планируют изменить специальность.

Математическая фобия или беспокойство принимают характер эпидемии. Первое, что мне хочется сказать родителям анскулеров – вы не сделаете хуже, чем в школе. Что бы вы ни делали, будет лучше. То, что происходит в школе, просто ужасно, поэтому даже если совсем ничего не делать дома, то результат может оказаться лучше – дети все равно научатся определять время, взвешивать, измерять. В какой-то момент им может понадобиться умножение, как более быстрое сложение.

math

Дети очень радуются, когда доходят до всего сами. Они приходят и говорят – вы знаете, 4х8 будет 32. И это то же самое, если сложить 8 четыре раза подряд. Они делают свое маленькое открытие! Это их учит! Запоминание таблицы умножения иногда удобно. Если детям понадобится это, они выучат сами и быстро. А заставлять всех запоминать мне кажется немного странным. Если ваши дети дошли сами до умножения, то это прекрасно! Моя старшая дочь сама поняла принцип умножения, а средняя – деления (то, что это повторяемое вычитание одного и того же числа). В этом случае у детей появляется понимание математических концепций и чувство чисел, они понимают, почему они делают то или иное действие.

Систему обозначений и небольшие техники можно добавить позже, тогда они будут прекрасно усвоены. Совершенно неверно начинать учить детей математике с письменных работ, заучивания алгоритмов действий или объяснений, как решать ту или иную задачу. Это то же самое, как учить читать ребенка, который ещё не умеет разговаривать. Они ещё не понимают что такое язык, это не имеет для них смысла. Дети могут рассказать вам таблицу умножения, если выучат её как песню, не понимая сути умножения.

Я сама была в старших классах, когда я поняла, что умножение – это форма сложения, а сложение – это часть порядкового счета. Я никогда не понимала, что деление – это повторяемое вычитание. Я знала, что это процесс, противоположный умножению, но никак не связывала его с вычитанием. Можно прекрасно сдавать тесты и решать примеры в тетрадках, но совершенно не понимать, что же происходит в это время. Я была именно такая, у меня были хорошие оценки по математике в школе. И единственным ответом на вопрос « Почему нам надо это знать?» был  «Потому что вам надо быть готовым к более сложному уровню».

Что же делать родителям? Всё, что вам нравятся. Математика вокруг нас повсюду, в повседневной жизни – когда мы готовим, кувыркаемся на полу, гуляем в парке, запускаем воздушного змея. Если родители хотят обратить на это внимание детей, им надо лишь немного подумать о том, как именно преподнести тот или иной факт. Например, когда вы идете к кассе в магазине, скажите: «Интересно, какая очередь подойдет быстрее – та, где лента на кассе движется быстрее, но у покупателей больше вещей в тележке, или же та, где лента движется медленнее, но у покупателей мало товаров?». Дети могут обдумать этот момент позже. Это и есть расширение внимания, использование сравнений, измерений, подсчетов, умение видеть симметрии и прочее в повседневной жизни.

Если не терять время на выполнение типовых примеров, можно получить гораздо больше опыта и знаний из окружающих нас вещей. Гораздо проще добавить систему обозначений к тем концептам, которые дети уже полностью поняли и освоили.

Если же вы не можете не заниматься, то ещё один прекрасный способ понять математику – настольные игры – карты, игры с кубиками, видео-игры, игры на улице и так далее. Поймите, что математика – это не только цифры, также как буквы – это не язык. Мы используем буквы как инструмент для передачи языка, а цифры – инструмент для записи математических концептов, идей и задач.

7. Чем могут заняться родители со своими детьми в случае родительского страха перед математикой?

Отдельное пожелание к мамам – не говорите о своей нелюбви к математике при детях и не отправляйте их к папам или ещё к кому-то, как только услышите слово «математика». Делайте вид, что она вам нравится, что вы находите в математике что-то красивое и интересное (а ещё лучше – полюбите её по-настоящему).

До сих пор в нашем обществе существует миф о том, что женщины (девочки) не имеют способностей к математике, их мозг устроен иначе. Это совсем не так. Старайтесь не передать это заблуждение своим детям. Я бы советовала родителям анскулеров перестать вести себя так, как будто вы чего-то не можете. Вы можете, если захотите! Чтобы преодолеть боязнь математики, откройте учебник, вспомните то, что вы могли забыть, или выучите заново. Даже если вам не хочется постигать азы математики, и одна мысль об этом предмете вгоняет вас в ступор, не передавайте детям мысль, что математика – это очень сложно, а девочки не имеют способностей к математике.

8. Чем может быть полезно участие в конференциях хоумскулеров для новых семей-анскулеров?

В течение многих лет вы активно участвуете в ежегодной конференции, проводимой Ассоциацией хоумскулеров Калифорнии. Расскажите, зачем вам это.

На конференциях можно встретить замечательных выступающих. Так в этом году мы познакомились с Джейн МкГонагал, автором книги «Другая реальность, почему игры делают нас лучше и как они могут изменить мир». Джейн — разработчик видео-игр, она представила новую точку зрения на компьютерные игры. Кроме того, участие в конференциях хоумскулеров – приятное мероприятие в целом. Это возможность увидеть прекрасные семьи, где родители и дети с заботой и любовью относятся друг к другу, без критики, и агрессии. Конференции могут подзарядить вас идеями для создания благоприятной образовательной среды у себя дома.

Когда мои дети были маленькими, каждый раз я возвращалась с конференции вдохновленная, обновленная, с глубоким чувством уважения к членам моей семьи. Думаю, что всем очень важно знать о том, что у них есть единомышленники, что они не одиноки и не сошли с ума, изолируя детей от общества. Такие встречи повышают уверенность в выборе своего пути, а также помогают узнавать что-то новое, наталкивают на собственные идеи.

Мои дочери уже выросли, но мне все равно нравится учиться, думать о том, что ещё можно сделать полезного для анскулинга, как посмотреть на привычные вещи с другой стороны. Мне самой очень интересно.

На конференциях можно посмотреть на выросших детей-анскулеров, услышать истории их успеха, узнать, где они нашли себе применение во взрослой жизни, увидеть, что вопреки мнению о том, что домашнее образование ограничивает возможности детей, это совсем не так. Вы начинаете понимать, что анскулинг не ограничивает, а открывает перед нашими детьми мир со всеми возможностями. Встречи с выросшими анскулерами позволяют понять, что анскулеры могут добиваться всего что угодно и заниматься всем, чем захочется.

Пожалуй, единственное, куда вы не сможете попасть без школы (в США) – это в профессиональную команду по американскому футболу. Потому что все футбольные лиги существуют при школах и колледжах, а сами по себе они отсутствуют, в отличие от бейсбола и другого спорта.

Одна из моих дочерей какое-то время училась в Париже (уже в колледже). Многие из её однокурсников, оказавшись впервые вдали от дома, принялись пить и ходить на дискотеки. Она же рассуждала – я в Париже, тут можно увидеть столько всего интересного! Какой интерес в том, чтобы просто напиться?

Конференции расширяют наше сознание, взгляд на семейное образование в целом, показывают возможные варианты обучения и развития детей и укрепляют уверенность родителей в том, что они делают. Конференции позволяют примерить опыт других людей на себя, чтобы можно было точнее представить, подходит ли такой образ жизни вам.

9. В чем плюсы учебы в колледже для детей-анскулеров?

Все три ваши дочери поступили в колледж, вы регулярно видите большое количество студентов, имеющих за плечами школьный опыт.

Несомненно, в учебе в колледже есть плюсы для детей-анскулеров. Многие школьники, приходящие в колледж, даже лучшие ученики, за время учебы в школе практически потеряли мотивацию к учебе, интерес к познанию. Им хочется отсидеть положенное время, получить свою оценку и поскорее уйти домой. Такое отношение я замечаю практически у всех студентов. Никто не заходит в аудиторию со словами «О, я хочу узнать больше про экономику, я так хочу научиться статистике, я так рад оказаться здесь». Наибольшее, что я могу ожидать – это согласие учиться, но радости и страсти к познанию у студентов нет. Недавно один из лучших учеников моего курса признался, что он ходит на занятия, чтобы получить степень. Он сказал – мне нужна степень, поэтому я хожу и слушаю то, что положено, но это не очень мне интересно.

Дочки Пэм

Мои дети и другие дети-анскулеры думали, что они входят в мир высшего образования, им было странно, что другие студенты не испытывают такого интереса к учебе. Я слышала, как дети-анскулеры рассказывают о своих однокурсниках – кажется у них что-то не так в устройстве мозга, им не интересно, они ходят на занятия только, чтобы получить оценку. Так что разница между детьми-анскулерами и школьниками – огромна!

Если я вижу, что у студента горят глаза, он рад задавать вопросы и получать ответы, то практически всегда оказывается, что этот студент не ходил в школу.

У моих дочерей было много друзей в колледже. Бывало так, что уже позже выяснялось, что некоторые тоже не ходили в школу. Эти дети видели жизнь, их тянет друг к другу. Все мои дочери обожали учебу в колледже. Однажды младшая дочь сказала – это так прекрасно, что есть люди, которым платят за то, чтобы читать и критиковать то, что я написала. Они воспринимали колледж, как помощь в достижении своих целей, следовании своим интересам. Они видели и отрицательные стороны учебы в колледже – бюрократию, глупые правила, равнодушных учителей. Но плюсов они видели значительно больше, и они пользовались всеми возможностями, которые дает учеба в колледже: участвовали в различных мероприятиях, объединениях студентов и так далее.

Они до сих пор связаны с колледжем через объединения выпускников. Колледж дал им много возможностей, они воспринимали его как центр, где находятся люди, которым платят, чтобы они помогали студентам. Иногда мою дочь спрашивали, как она получает такие высокие оценки. Она отвечала: «Хватит думать об оценках, займитесь предметом, читайте больше, делайте больше, чем задают».

10. Оглядываясь назад, можете ли вы сказать, что является самым ценным результатом выбора анскулинга?

Безусловно это близкие отношения внутри семьи. Нет ничего более важного, и ничто не сравнится с этим достижением! Вот и всё. Наша семья не страдала во время подросткового возраста детей, у нас никогда не было ссор, бойкотов, хлопанья дверями. Мои дети говорят друг с другом каждый день, они встречаются с нами, видно, что они получают удовольствие, когда вся семья собирается вместе. Это то, что сохранится на всю жизнь.

Интервьюер: Пэм Ларичия, январь 2016
Источник