«Неудобные» дети

Стремление к свободе продолжает захлёстывать мир в целом и Россию в частности. Всё больше людей не хотят быть винтиками системы. Но легко ли растить свободолюбивых детей? Какова цена свободы?

Мы, кто век свободы не видал, всеми силами стремимся дать её своим детям. Избегая мест, где важно совсем иное — послушание, молчание, чёткое выполнение инструкций. Избегая людей, транслирующих чуждые нам ценности.

Прогресс не стоит на месте, и нынче в тренде креативность, творчество, способность легко и быстро адаптироваться к изменениям. Развить эти качества старыми способами невозможно. Делай как делал — получишь то, что получал: послушание, молчание, чёткое выполнение инструкций. Хочешь иной результат — делай по-другому. Как по-другому? Вроде и с этим разобрались.

Рисовать — как хочется, без инструкций, без внешних вмешательств, ради удовольствия. Долой раскраски с «не выходить за контур» и натюрморты «персик справа от вазы». Читать — когда время придёт, когда дозреешь и сам захочешь научиться. Писать каллиграфически — да кому это нужно? Главное, чтобы текст был в принципе читабелен, а насколько правильно выведены соединения между буквами — не важно. 

Долой оценочную систему и постоянное акцентирование на ошибках.

Подмечаем то, что детям удалось, хорошо получилось, а если уж и сравниваем ребёнка — то только с ним самим вчерашним. И даже не самого ребёнка, а результаты его деятельности.

Разговариваем с детьми по максимуму, принуждаем по минимуму, даём простор творчеству и самовыражению. Интересуемся их мнением, дискутируем, инициируем разговоры обо всём, предоставляем интересные возможности на выбор, удовлетворяем образовательные запросы.

Кажется, всё просто. Всё, кроме одного: дети, растимые в такой среде и такими методами, очень неудобны. Системе, воспитателям и учителям, многим работодателям (хотя это как раз меняется в лучшую сторону), да и просто окружающим людям. Часто даже родным и близким.

Ведь «неудобные» дети не хотят слушаться. Они в принципе не понимают, как это, зачем, а главное — почему вдруг они должны это делать. Они имеют собственное мнение и часто делятся им вслух. Они смеют перечить взрослым, предъявлять себя вовне, то есть делают то, чему нас, старшее поколение, не только не учили, но что активно запрещали, наказывая за малейшее неповиновение.

«Неудобные» дети делают нашу жизнь сложнее, но вместе с тем интереснее. Общение с ними — как квест пятисотого левела. Ты знаешь, какой хочешь получить результат и стараешься просчитать или угадать нужные действия для его достижения. Пробуешь, ошибаешься и снова пробуешь. И чаще всего снова ошибаешься. Как говорится, твоя жизнь никогда не будет прежней.

«Неудобные» дети чувствуют свои потребности и многого хотят. Они не спят в «правильные» часы, не едят овсянку или брокколи только потому, что те чрезвычайно полезны, не довольствуются малым. Иной раз даже зависть берёт — ведь сами мы далеко не всегда чувствуем себя настолько хорошо и разрешаем себе так много.

«Неудобные» дети выбирают «хочу» вместо «должен», следуют за интересом. С ними уже не работает «так надо» и «потому что все так делают». Им важны смыслы. Учиться, чтобы сдать ОГЭ? Но зачем его сдавать? Чтобы потом сдать ЕГЭ? А зачем его сдавать? Чтобы поступить в вуз? И зачем туда поступать? Они не хотят жить «после сдачи», «после поступления» и «когда станешь взрослым». Они живут здесь и сейчас, проживая детство так, как не могли мы. Как же это порой бесит, и как это восхищает!

«Неудобные» дети макают нас в компот из чувств, которые совсем не хочется испытывать. Нередкий спутник родителей «неудобных» детей — стыд, ещё более частый — чувство вины, постоянный — страх. Мы росли не так, наши природные границы поломаны, а новые не выстроены, и периодически не срываться на старые методы не получается. Виним себя, собираем в кучку, возвращаемся в русло взращивания свободного ребёнка. А «неудобный» свободный ребёнок часто ведёт себя иначе, чем дети, воспитанные в «лучших традициях», и общество смотрит на нас косо и хлещет диагнозами типа педагогической запущенности и родительской несостоятельности. И нам стыдно: ведь это наш отпрыск не сказал «спасибо», посмел задать неудобный вопрос, ослушался чужого взрослого, невзирая на его седины. Это наше чадо «тянет одеяло на себя», требует внимания собеседника, встревает в разговор «старших по званию». И вон тот не вовремя, не к месту и без разрешения начавший рассказывать что-то ребёнок — тоже наш. 

Но главный спутник свободолюбивых родителей — это страх. А вдруг мы не правы, а вдруг всё не так? А что если нашему чаду эта свобода ещё боком вылезет?

Ценой какой работы над собой, каких душевных страданий и мучений мы даём детям возможность не оправдывать возложенные обществом ожидания, не соответствовать стандартам и не быть «как все»? Ведь все мы не без тараканов. И эти тараканы весьма упитанные, любовно взрощенные и привыкшие к власти над здравым смыслом. Благодаря их наличию мы хорошо знаем, как проще, как не выпендриваться, не выделяться из коллектива, не лезть, не…

«ёжики плакали, кололись, но продолжали жрать кактус» — это про нас. Движимые целью вырастить свободную личность, мы делаем всё возможное и порой невозможное. И, конечно, надеемся, что результат если и не превзойдёт все наши ожидания, то как минимум не разочарует. А нам в спину летит «Ваш ребёнок не сможет выполнять указания начальника», из-за углов шепчут «Он не научится общаться, считаться с другими, подстраиваться». Педагогическое сообщество потрясает транспарантами «ФГОС всему голова», «Учёба и труд все перетрут», «Знание — сила!». Психологов волнует «социализироваться раньше, чем ходить», а представителей власти — «Даёшь стране угля». Но нас, родителей, эгоистов до мозга костей, волнует счастье конкретно нашего ребёнка. Именно ради него мы и жрём этот колючий кактус.