Вина в родительстве: зачем она нужна

Каждый когда-то сталкивался с тем, что дети нас не слышат, не слушаются, а то и истерят прямо в общественном месте. Подросток делает по-своему, а ты будто на краю его жизни. Дошкольник пошел вразнос, когда нужно быстро уложить его спать, а у мамы в это время срочная работа или заслуженный отдых. Неужели дети не могут понять, что сейчас не время “качать права”?

Мы изо всех сил стараемся быть терпеливыми, понимающими и спокойно объяснять, направлять и просить, но в какой-то момент крышку чайника эмоций буквально сносит ураганом и окружающие оказываются зрителями сцены из спектакля под названием «Маму достали». Уже потом, пересматривая случившееся, как кино в замедленной съемке, мы видим, как кричим на ребенка, желая вразумить его. И, браво, мы очень убедительны в этой роли. А потом еще фрагмент: снова не вышло без криков, угроз, шантажа. И «Оскар» за роль «Плохая мать» получает… да, опять я. Опять это со мной случилось, опять я не справилась, опять… И накатывает огромное чувство вины, часто приправленное стыдом.

Увы, мы не идеальные мамы. Мы очень любим своих детей, и стараемся изо всех сил, но иногда этих сил мало или совсем нет – и тогда стараться получается хуже. Срываемся, рычим, плачем. А, бывает, и силы есть, но все равно совершаем ошибки, порой нелепые, как нам кажется. И, казалось бы, – ну накосячила, ну бывает, давай жить дальше. Однако чувство вины давит к земле, словно бетонная плита, и не дает делать это самое «дальше». И копится как снежный ком, с тем лишь отличием, что ком растает по весне, а вина – нет.

Нужно ли быть совершенной, все успевать, все мочь, со всем справляться? И что такое это самое «справляться»? Почему так часто мы чувствуем себя виноватыми, причем практически за всё? Что делать с этой виной?

Мама не справляется

Мама может чувствовать, что не справляется со своей ролью в самых разных ситуациях. Чаще всего когда ребёнок:

  • Плохо ведет себя в общественном месте. Здравствуйте, доброжелатели, осуждающе качающие головами или, того хуже, громко порицающие бестолковую мать, которая не может сделать так, чтобы ребенок вел себя «прилично», «как положено». 
  • Не оправдывает ожидания социума или родительские. Не хочет учиться, делать уроки, не пишет так же красиво как соседская Маша, не помогает по дому, бросает разные занятия, не доводит дело до конца, не отпускает маму куда-то, не соответствует гендерной роли, не такой по весу или по характеру, не так родился, не тем кормился, не хочет спать один, не говорит взрослым здравствуйте-спасибо-до свидания, не слушается всех взрослых подряд, грубит, перечит, позволяет себе иметь свое мнение, лезет куда его не просят. 
  • Не дает проводить медицинские манипуляции. И особенно когда активно выражает протест в устной и физической форме. 
  • Только с мамой закатывает истерики и капризничает, а с другими членами семьи мил и послушен. Получается, что мама «посадила себе на шею», не сумела «наладить дисциплину», хотя дело тут совсем не в этом. И это чудесно, когда хотя бы с мамой ребенок чувствует себя настолько в безопасности, что может выплескивать социально неодобряемые эмоции. 
  • С особенностями (гиперактивный, высокочувствительный, с различными заболеваниями, влияющими на поведение). Мама не может подтесать его под общепринятую норму. 

Ну и еще когда мама сама устала, не выспалась, голодна. Ощущение, что вообще ничего не можешь, ни с чем не справляешься, совсем нет сил.

Одним словом, у мамы хватает поводов чувствовать себя виноватой. Если в дополнение к ситуативному чувству вины мама еще и не прощает себя за ошибки, вина растет еще быстрее, тащить её с собой по жизни становится всё сложнее, идти всё тяжелее. Если бы мы могли — сделали бы машину времени, чтобы каждый смог вернуться в свое прошлое и исправить те ситуации, которые не отпускают. Потому что теперь-то мы знаем, как лучше было поступить тогда. Но почему не знали этого в тот момент? Потому что ещё не было этого печального горького опыта! И это место для грусти и слёз. И что невозможно сделать машину времени — нам тоже очень жаль.

Вина важна

А меж тем вина — это очень важное чувство. И у него есть своя крайне ценная функция. Вина указывает на то, что мы хотим сделать лучше, в каких ситуациях хотелось бы иного исхода и как можно повлиять на это уже потом, в других подобных случаях. Если бы мы совсем не чувствовали вину, впору было бы волноваться за детей, да и за общество. Потому что тогда у нас не было бы стремления сделать что-то лучше для детей сейчас и в будущем. Мы бы натыкались на свои ошибки — и это бы нас устраивало. Не чувствуя вину, невозможно взять на себя ответственность за поступки в этом мире.

В родительстве мы ответственны за наших детей, и, значит, испытываем вину. Потому что хотим им лучшего детства, чем было у нас, больших возможностей, чем имели мы. И это в наших руках. Никогда не поздно начать менять то, что можем: укреплять отношения с детьми, растапливать их сердца, направлять и очерчивать границы.

Это путь, процесс, он не быстр, но вполне реален. И мы будем еще много ошибаться и винить себя за ошибки, это нормально. Но только в том случае, если наша вина рациональна. 

Рациональная вина

Обычно, когда человек отвечает за что-то, он может понимать, что конкретно сделал не так. И у него есть желание и энергия на исправления. Например, ребенок истерит в магазине, потому что мама не покормила его вовремя. Он голоден и не может уже контролировать свои импульсы.  Мама понимает, что не предусмотрела такое развитие событий. Не взяла с собой перекус, хотя предполагала, что уходит из дома с ребенком надолго. Она ответственна. И это выражается не в том, что мама рвёт на себе волосы или причитает «Ах, что же я за безмозглая курица, не взяла ребенку еду!». И уж тем более не в том, что кричит на ребенка, шикает или оправдывается перед очевидцами детской истерики. Её ответственность – сделать вывод из ситуации: в следующий раз брать еду и воду для ребенка, когда они идут гулять надолго. На этом функция вины исчерпана.

Иррациональная вина

Другое дело, когда речь идет об иррациональной (токсичной) вине. В этом случае у человека нет энергии или желания что-то исправить, изменить. Мама просто чувствует вину – и все, «тонет в вине». И здесь можно говорить про то, чем так вредна иррациональная вина в отношениях с детьми, почему и зачем она возникает. Почему — это про привет из нашего детства. Все мы оттуда родом.

Вот несколько вариантов того, как можно «заразиться» виной: 

  • В возрасте 3-5 лет дети выходят в социум, начинают выражать себя в своих идеях, самопридуманных играх, вовсю творить и предъявлять свое творчество миру. Если родители это не поддерживают, у ребенка формируется стабильное чувство вины (все что я делаю – все не так), и часто оно перемешивается со стыдом (делаю не так и сам я — не такой).
  • Ни для кого не секрет, что вина часто используется как воспитательная мера. Далеко ходить не нужно – в большинстве детских садов и школ дисциплина держится именно на чувстве вины, да еще и на страхе со стыдом. И в семьях не так уж редки попытки призвать к порядку, сделать удобным, обвиняя ребёнка.
  • Встречаются взрослые, которые не присваивают себе вину, более того – перекладывают её на ребенка. Если вы были таким ребенком, ничего удивительного в том, что подобная схема присутствует и в вашей родительской жизни.
  • Когда у родителей непомерные требования, ребенок чувствует себя виноватым, что не соответствует им. 
  • Ну и, конечно, мы всё считываем с наших родителей. «Каждый из нас склонен поступать с другими так, как ранее поступали с ним» (Джон Боулби). Если родители сами всю свою жизнь чувствуют по отношению к кому-то вину, ребенок видит это и считает, что такая вина нормальна, обычна, все так живут.

Очень жаль, если вы, как и мы, не понаслышке знакомы с перечисленными  «почему». Это горько и печально. Что мы можем сделать — не передавать иррациональную вину в наследство нашим детям.

Вторичная выгода

Это неприятно осознавать, но постоянно чувствовать себя виноватыми нам «помогает» вторичная выгода. Если вы сможете допустить такую нелицеприятную мысль и задуматься, то наверняка найдете лично ваши «бонусы», которые дает чувство вины. Например, вина часто позволяет выглядеть хорошими в собственных глазах — не эгоистичными, не бесчувственными, не бездушными. Вина подменяет собой активные действия, ресурс тратится не на них, а на переживание вины. Да и выбор, как исправить ситуацию, делать не нужно. А ещё – чем больше мы в детстве винились, тем меньше нас ругали. Так что самой себя винить – неплохой способ избежать осуждения социума, ведь «лежачего не бьют».

Дорогу осилит идущий

Попробовать разобраться в своих отношениях с этим непростым чувством –виной – первый шаг к освобождению от неё. 

Лишь тот, кто идет, натыкается на камни, попадает в ямы, вязнет в болоте. Но и выбирается из этого болота, из ям, преодолевает трудности и взбирается на Эверест. Тот, кто делает – всегда будет в чем-то виноват. Это иллюзия, что можно обойтись без ошибок. Более того, метод проб и ошибок вполне надёжен. Потому, когда кого-то из нас винят, что нечто сделано не так, проще признать – да, это я виновата, я иду этот путь, я набиваю шишки и я их лечу, у меня получается. Родительство становится не только осознанным, а и ответственным, когда к нашему пониманию – что происходит и почему, –добавляется умение справляться со своей виной в процессе столкновения с последствиями поступков.